Встреча Меркель и Путина: добиться благорозумия не удастся

Обозреватель 9
Встреча Меркель и Путина: добиться благорозумия не удастся

Сегодняшняя встреча федерального канцлера Ангелы Меркель с президентом России Владимиром Путиным в Сочи - не просто обычный разговор, который должен был неминуемо произойти после формирования новой немецкой правящей коалиции и прогнозируемой победы Путина на выборах главы государства, пишет Виталий Портников для espreso.tv.

Это - встреча в новых политических условиях. Меркель по результатам этого разговора расставит приоритеты. Для себя и для Запада. О чем можно будет разговаривать с Путиным в ближайшее время. О чем можно будет договориться. И о чем договориться не удастся.

Примечательно, что эти приоритеты Меркель стала расставлять еще до отлета. Когда она перечисляла темы своей беседы с Путиным, то выделила Иран, Сирию и Украину. Именно в таком порядке. И в этом есть очевидная политическая логика.

Ситуация с Ираном - это новый старый кризис. Причём кризис необычный. В этом кризисе после отказа президента Дональда Трампа от ядерного соглашения с Ираном Европейский Союз, Россия и Китай находятся по одну сторону противостояния, а США, Израиль и Саудовская Аравия - по другую. При этом конфронтация может привести к экономической войне.

ЕС уже заявляет о готовности наказывать европейские компании, которые будут выполнять американское решение о возобновлении санкций. США, в свою очередь готово наказывать компании, которые не подчинятся решению Трампа.

У этого решения есть два главных бенефициара - Путин и израильский премьер Нетаньяху, но есть и те, кто проиграл - Трамп, который в одночасье перестаёт быть лидером солидарного западного мира и европейские руководители, которые фактически остаются без американской поддержки в непростые времена.

Меркель важно понять, как можно рассчитывать на российскую поддержку в сопротивлении американскому решению в ситуации, когда сами европейцы сохраняют санкции против России.

И тут мы переходим к следующим темам ее бесед с Путиным - Сирии и Украине. В Сирии Путин пытается сохранить своего союзника Асада. Но сирийская тема лишается самостоятельности на фоне конфликта вокруг Ирана. Более того, теперь Сирия - полигон иранско-американского противостояния и противостояния Ирана и Израиля.

В Сирии европейцам нечего предложить Путину. Они могут разве что наблюдать за тем, как разрастается война, которая в случае отсутствия компромисса по иранской сделке вскоре захватит территорию Ливана - при желании Ирана перенести ее на территорию Израиля и готовности России сохранять нейтралитет в случае прямого столкновения Тегерана с еврейским государством (нейтралитет - это максимум, который Нетаньяху может получить от Путина. Но поставкам российского оружия Ирану он не помешает ничем).

Остаётся Украина. Конечно, Меркель очень хотелось бы, чтобы Путин пошёл на уступки по Донбассу, позволил бы Евросоюзу отказаться от львиной доли санкций и договариваться с Кремлём о совместном противодействии Белому дому без моральных колебаний. Но Меркель прекрасно понимает, что в нынешней ситуации - когда Путин нужен Европе, а цена на нефть растёт - добиться от него благоразумия не удастся.

Максимум, на что можно рассчитывать - так это на то, что он не пойдёт на обострение, сохранит статус-кво на Донбассе, а может и снизит накал военного противостояния. И это как раз то, что нужно европейцам сегодня. Пусть американцы и россияне меряются силами на Ближнем Востоке, а в Европе будет по возможности тихо.

Понятно, что это схематичный поход. Путин может решить, что в новых условиях может позволить себе все, что угодно и пойти на обострение всюду, где это возможно. Он будет шантажировать Меркель этим обострением - в обмен, например, на строительство "Северного потока-2" или постепенный отказ от санкций в ответ на декоративные уступки России на Донбассе. Меркель будет пытаться его от этого обострения удержать и сохранить санкционные позиции.

Просто не будет никому. Тем более Меркель, которая пытается играть в шахматы на доске, которую другие политики - прежде всего Путин и Трамп - опрокинули навзничь.