Компания по управлению активами не решит проблем с "токсичными" кредитами банков – мнение

Зеркало Недели
Компания по управлению активами не решит проблем с

Все ценные залоги из любой КУА стремительно "укукукают" по схемам, уже обкатанным в Фонде гарантирования вкладов.

Создание компании по управлению проблемными активами (КУА), на котором настаивают в Минфине, не поможет решить проблему возникновения "токсичных" кредитов в банках, а сама компания, вероятнее всего, не сможет эффективно управлять выкупленными у банков активами.

Об этом в своей статье для ZN.UA пишет Юлия Самаева. Автор указывает на общеизвестный факт - за время кризиса банки накопили огромные объемы проблемных кредитов. "Токсичные" кредиты серьезнейшим образом отравляют жизнь банков, представляя, при чрезмерной дозировке, постоянную угрозу их существованию в целом.

С проблемной задолженностью частично разобрались лишь иностранные банки, которые списали или перепродали ее коллекторам, покрыв возникшие дыры в капитале за счет иностранных материнских структур. Об избавлении мечтают и все остальные, ведь необслуживаемые кредиты требуют покрытия резервами и постоянных поисков источников восполнения капитала. 

Госбанки, на которые сейчас приходится около 56% рынка Украины, закрыли дыры в балансе за счет проведенной государством эмиссии ОВГЗ. При этом, в отличие от иностранных "дочек", у госбанков нет адекватного механизма избавления от "мусорных" активов. Их списание является подсудным делом. 

"В правительстве, при всей его мнимой прогрессивности, считают, что оптимальный вариант — это передача проблемных кредитов: компании по управлению активами (КУА), банку плохих активов (badbank), ФГВФЛ. Нужное подчеркнуть", - говорится в статье.

При этом, в Минфине склоняются к созданию именно КУА, поскольку Фонд гарантирования вкладов управляет имуществом уже выведенных с рынка банков, а не решает проблемы работающих финучреждений.  

"Именно поэтому нужна новая структура. Но не bad-bank, потому что опыт "Родовида" Минфин смущает. Зато его не смущает, что многие участники дискуссии даже разницы между bad-bank и КУА не видят", - отмечает Самаева.

По ее словам, Минфин ссылается на мировой опыт, аккуратно подкрепляя свою точку зрения наиболее удачными примерами.

"И оптимальным ему представляется именно создание специальной компании по управлению активами, которая выкупит у банков "токсичные" портфели. За одну гривню, по балансовой или оценочной стоимости — пока не ясно", - указывает автор.  

Самаева указывает, речь в данном вопросе идет о сумме, потенциально превышающей 100 млрд грн, а с учетом "токсичных" кредитов "Приватбанка" (которыми сейчас занимается Rothschild&Co), к данной сумме можно прибавить еще 150–200 млрд.

Как отмечает автор, по замыслу Минфина, КУА будет эффективно управлять активами после выкупа, что позволит повысить их инвестиционную привлекательность и затем выгодно продать. Сомнительные успехи крупнейшего аналога подобной структуры – ФГВФЛ, однако, заставляют в этом сомневаться.

"Есть ли рыночный спрос, способный переварить "невкусные" активы на 100 млрд грн (не говоря уже о 300 млрд)? Есть цивилизованные покупатели, инвесторы, готовые бодаться с бывшими собственниками за их заводики и пароходики? Это в судах, в которых при нужном влиянии и деньгах возможно оспорить любые нормы не то что юридической, но и простой человеческой логики? Об успехах подобных судебных тяжб можно справиться в тех же госбанках", - констатирует она.

По мнению Самаевой, с большой вероятностью, эффективного управления и повышения инвестпривлекательности активов в КУА не будет.

"Опыт подсказывает, что все мало-мальски ценные залоги из любой КУА стремительно "укукукают" по схемам, уже обкатанным в Фонде гарантирования. И хорошо, если хотя бы за треть стоимости. Остальное будет "гнить" на балансе и требовать постоянных новых вливаний госденег, ведь зарабатывать КУА будет едва ли", - прогнозирует автор.

Она также указывает, что что КУА — это ситуативное решение текущей проблемы лишь для части сектора. Компания не поможет всем банкам, и не обеспечит гарантий того, что сложившаяся ситуация не повторится в будущем.

"И, как справедливо в ходе дискуссии с Минфином отметил представитель Всемирного банка Евгений Гребенюк, не решает проблем с возникновением "токсичных" задолженностей. По его мнению, к вопросу создания подобной структуры следует вернуться лишь после того, как будет закончена реформа корпоративного управления в госбанках и устранена первопричина возникновения "токсичных" кредитов", - заключает Самаева.

Читайте также: Суд арестовал офис телеканала "1+1", самолет Boeing и завод "Биола" по делу "Приватбанка"

Подробнее о проблеме проблемной задолженности в украинских банках читайте в статье Юлии Самаевой "ГП "Госбанкдобыча" в еженедельнике "Зеркало недели. Украина".

По материалам: ZN.UA / Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter