"Ямайка" или правительство меньшинства: чем завершатся коалиционные переговоры в Германии

Украинская правда
Фото: euractiv.com

На прошлой неделе официально завершился первый этап зондирования перспектив создания коалиции между Христианско-демократическим союзом (ХДС) Ангелы Меркель, Христианско-социальным союзом (ХСС) Хорста Зеехофера, Свободной демократической партией (СвДП) Кристиана Линднера и "Союзом90/Зелеными" Катрин Геринг-Экардт и Джема Оздемира. По партийным цветам эту коалицию называют "Ямайкой".

За это время стороны успели немного – на стол пока что выложены карты с основными требованиями друг к другу. О согласовании позиций речь пока не шла. Очевидно, данный процесс начнется уже на этой неделе, когда потенциальные коалицианты будут работать в профильных рабочих группах, и продлится до 16 ноября, когда лидер христианских демократов планирует завершить зондирование.

В чем сложность нынешних переговоров?

Прежде всего, сложность есть даже чисто техническая – впервые после объединения Германии за столом переговоров находятся не три, а четыре партии (если выделять баварский ХСС как отдельную политсилу).

К тому же кардинально отличаются обстоятельства, в которых находится каждая из них. Так, на христианских демократов Меркель давят снижение результатов во время парламентских выборов, проигрыш инициированных ХДС досрочных выборов в Нижней Саксонии и необходимость активнее реагировать на повестку дня развития ЕС. Подобные настроения царят и у "зеленых", которые колеблются между участием в правительстве с ХДС/ХСС и СвДП и сомнительной возможностью наращивать рейтинги в оппозиции.

В то же время их коллеги из Христианско-социального союза, кажется, уже целиком живут земельными выборами, которые должны состояться осенью следующего года. В частности, шатается кресло под руководителем ХСС Хорстом Зеехофером, которому вменяют в вину не только низкий рейтинг политсилы на выборах, но и негибкость в управлении.

В противоположность этому, едва ли не лучше всех среди потенциальных коалициантов чувствуют себя "свободные демократы". Их стратегическая цель последних четырех лет – возвращение в Бундестаг – более чем выполнена. Представитель СвДП Херманн Отто Зольмс даже открывал инаугурационное заседание нового созыва Бундестага 24 октября. Поэтому вопрос участия или неучастия в правящей коалиции для партии Кристиана Линднера сейчас не критичен.

Как ни странно, но относительное согласие среди потенциальных коалициантов "Ямайки" царит в вопросах социальной повестки дня. Стороны в целом согласны на снижение налогов, особенно для малого бизнеса, домохозяйств с низким уровнем дохода, многодетных семей и одиноких матерей или отцов.

Кроме того, планируется совершенствование пенсионной системы и постепенное уравнивание пенсионных выплат в восточной и западной частях ФРГ. Все четыре политсилы согласны больше инвестировать в образование и транспорт.

Согласие царит и в цифровой области – потенциальные коалицианты хотят совершенствования информационной инфраструктуры, развития широкополосного интернет-доступа и создания сети электронных административных услуг. Также участники переговоров, в принципе, согласны с предложениями ХДС по поддержанию курса на доведение уровня оборонных расходов до 2% от ВВП в 2020 году и увеличению финансирования полиции.

Что же разъединяет потенциальных коалициантов? Прежде всего, миграционные вопросы.

Их решение путем установления верхней границы приема беженцев, ужесточения миграционного законодательства и интенсификации процессов возвращения беженцев в регионы, где ситуация стабилизировалась, является едва ли не ключевым требованием баварского ХСС еще со времени разгара миграционного кризиса осенью 2015 года.

В противоположность этому, "зеленые" настаивают на продолжении нынешней политики открытых дверей и предлагают только усовершенствовать учет мигрантов для противодействия потенциальному терроризму. В СвДП также не совсем согласны с предложениями ХСС. "Свободные демократы", в частности, настаивают на необходимости привлечения квалифицированной рабочей силы в немецкую экономику.

Другим спорным вопросом для коалициантов является будущее европейской интеграции. В то время как "Союз90/Зеленые" в целом разделяет предложения французского президента Эммануэля Макрона по углублению интеграции в финансовой сфере, в частности, по созданию общего министерства финансов, ему оппонируют ХДС и СвДП. Последние, в частности, подчеркивают необходимость сохранения самостоятельной финансовой политики как ключевого компонента суверенитета.

Но едва ли не самым спорным моментом на прошлой неделе переговоров была экологическая политика с предложениями "зеленых". Последние вышли на переговоры с существенным пакетом предложений, которые для других партий-участниц зондирования казались практически неприемлемыми.

Это касалось прежде всего установления четкого срока прекращения эксплуатации тепловых электростанций, работающих на угле, и использования дизельных двигателей на транспорте. "Зеленые" предлагали осуществить эти шаги до 2030 года. Цель действительно амбициозная, ведь в 2016 году доля электростанций, работающих на каменном и буром угле, в балансе генерации электроэнергии составила более 30%, а свыше 47% новых автомобилей, проданных в Германии в 2015 году, использовали дизельные двигатели.

Какие роли избрали для себя участники переговоров?

Христианские демократы в который раз реализуют, возможно, самую осторожную переговорную стратегию, воздерживаясь как от прямого высказывания своей позиции, так и от демонстрации собственного доминирования как политической силы, которая собрала самую большую часть голосов избирателей.

Последнее вполне может быть связано с неубедительностью избирательной победы для самого ХДС. По сравнению с 2013 годом его результат снизился более чем на 7%.

Нынешние 33% голосов избирателей вместе с критикой правого крыла партии в адрес канцлера и лидера политсилы вряд ли внушают оптимизм переговорщикам от ХДС. С другой стороны, такая стратегия может быть частью роли самой Меркель.

Многолетняя глава немецкого правительства имеет очень большой опыт нахождения компромиссов и посредничества. Поэтому ее своеобразная позиция модератора во время переговоров кажется вполне естественной. В то же время из-за этого канцлер в очередной раз попала под шквал критики, будучи обвиненной в нежелании решать спорные вопросы, откладывании проблем на потом и отсутствии воли и способности к демонстрации власти.

Однако уже 6 ноября Меркель ее продемонстрировала, во-первых, установив 16 ноября конечным сроком зондирования, а во-вторых, упрекнув в недостатке ответственности "те силы, которые педалируют проведение новых выборов" (имея в виду прежде всего "свободных демократов" Кристиана Линднера).

Последним, к слову, после четырехлетнего перерыва в присутствии в Бундестаге и обновления руководящего состава не хватает опыта в большой политике. К тому же, как уже отмечалось, с возвращением в парламент СвДП выполнила стратегическую задачу последней четырехлетки. Поэтому вхождение в правительство не является для партии Кристиана Линднера первоочередным приоритетом.

Впрочем, едва ли не самой большой проблемой для других политсил – участниц переговоров сейчас может стать ХСС.

Партия, во-первых, демотивирована недостаточно высоким результатом на федеральных выборах, во-вторых, растеряна на фоне сравнительно высокого результата евроскептиков из "Альтернативы для Германии" в Баварии, ставшего реальностью несмотря на их собственную антимиграционную риторику, в-третьих, разделена между сторонниками политики Меркель и негибкой линии Хорста Зеехофера.

"Союз90/Зеленые" сразу после начала зондирования пошел на повышение ставок, начав переговоры по выдвижению на первый план наиболее противоречивых тем. Этому можно найти по крайней мере два объяснения.

Во-первых, часть "зеленых" хочет приобщиться к формированию правительства и считает неудачу предыдущих коалиционных переговоров 2013 года серьезным политическим поражением для партии. Представители правого и центристского крыла политсилы, придерживающиеся такой позиции, считают, что из правительственных кабинетов внедрять партийный курс гораздо легче, чем с мест оппозиции в Бундестаге.

Во-вторых, "Союз90/Зеленые" является наименьшим игроком потенциальной "Ямайки" – на выборах ему удалось собрать лишь 8,9% голосов избирателей. Поэтому с его стороны попытка повышения собственных акций и последующие уступки выглядят вполне логично.

Правительство меньшинства

В принципе, вряд ли кто-то ожидал сколько-нибудь конкретных решений от первого этапа даже не коалиционных переговоров, а только своего рода увертюры к ним в виде зондирования.

Поэтому вполне можно согласиться с высказыванием близкой к социал-демократам Frankfurter Rundschau о том, что "было бы странным, если бы они (потенциальные участники "Ямайки") не спорили".

Как бы там ни было, но настроения вокруг создания коалиции остаются неопределенными. Активно тему новых выборов продвигают "свободные демократы" Кристиана Линднера. Его политсила рассчитывает если не улучшить полученный результат в более 10% голосов избирателей, то точно не ухудшить его. С другой стороны, такие высказывания можно рассматривать как часть попыток повышения стоимости акций СвДП в предкоалиционных переговорах.

Менее заинтересованными в новых парламентских выборах выглядят "зеленые". Последние после 12 лет пребывания в оппозиции, кажется, созрели к участию в правительстве вместе с христианскими демократами. Однозначно не готовы к выборам ХДС и их коллеги из баварского ХСС. Для них досрочные выборы будут означать дальнейшую потерю голосов в пользу евроскептиков из "Альтернативы для Германии".

В то же время даже в том случае, если коалиция не будет сформирована, катастрофа вряд ли произойдет.

Во-первых, потому что до избрания нового канцлера и правительства действующее правительство работает в режиме исполнения обязанностей, продолжительность которого не ограничена во времени. К тому же Ангеле Меркель как главе правительства, исполняющего обязанности, в соответствии с положениями Основного закона ФРГ не может быть выражен вотум недоверия.

Во-вторых, создание коалиции не является обязательным условием для избрания канцлера и формирования нового правительства. В соответствии со статьей 63 Основного закона ФРГ, избранным канцлером считается тот, чью кандидатуру поддержало большинство депутатов (т.е. 355 депутатов в текущем созыве).

В случае же неудачи кандидатуры в двух турах объявляется третий тур, по итогам которого избранным считается кандидат, набравший больше всего голосов. Если он соберет в свою поддержку большинство от персонального состава парламента, то должен быть назначен канцлером.

Только если избрать канцлера не удалось за три тура, президент ФРГ получает право на роспуск Бундестага и объявление досрочных выборов.

Таким образом, Меркель вполне может реализовать опцию создания правительства меньшинства в случае неудачи коалиционных переговоров.

Это позволит ей продемонстрировать ответственность перед избирателями и страной в целом и представить ХДС/ХСС в наилучшем свете как партию, которая не боится ответственности в сложное время, в отличие от меньших политсил, отказавшихся от коалиции. С другой стороны, для СвДП и "зеленых" это будет своего рода облегчением, ведь они получат возможность проводить собственные решения через парламент без реальной ответственности за них в правительстве.

Одновременно такой вариант сохраняет для ХДС/ХСС пространство для маневра при полном контроле над правительством. Так, при голосовании за социальную повестку дня их будут поддерживать социал-демократы и "Левые", за цифровую экономику и образование – СвДП, "зеленые" и социал-демократы.

Такой расклад напоминает сверхширокую коалицию, при которой единственной реальной оппозицией останутся евроскептики из "Альтернативы для Германии", что станет едва ли не лучшим способом политического отмежевания от них.

Автор: Виктор Савинок,

аспирант Института международных отношений КНУ им. Тараса Шевченко