Аварийная моя Украина

Новое Время

Энергетика Украины переживает переломные времена. Аварийное состояние топливно-энергетического комплекса ставит перед государством, компаниями, общественностью новые вызовы.

За последние годы к буквально аварийному состоянию сетей в газовой, электрической и коммунальной сфере добавилась еще одна "аварийность" – всеохватывающая, как "грибок-паразит", зависимость от импортного энергоресурса.

Энергетические "часы" Украины застыли в середине XX века

Газ, уголь, нефтепродукты, ядерное топливо – за прошедшие несколько лет зависимость Украины от этих энергоресурсов или оставалась, или даже продолжала расти. И даже популярное мнение о сокращении потребления газа является не положительным достижением, а следствием падения экономики и снижения потребления газа промышленностью с 30 до 10 млрд куб. м.

Если так и дальше будут идти дела с потерей нашей энергонезависимости, то мы и глазом не моргнем как будем ходить по всему миру с залатанным бюджетом и протянутой рукой – выискивая кубометр газа, тонну угля или литр бензина. И если бы проблема была только в этом. Хуже то, что с каждой импортной тонной энергоресурса будут сворачивать свою работу предприятия, украинцы будут продолжать терять зарплату, а бюджет недосчитается налогов.

Несмотря на то, что мы ежегодно слышим обещания достичь энергонезависимости, все же часто видим в подтверждение противоположные шаги. Например, меняем одного импортера газа (Россия) на другого (ЕС). Или сокращаем покупку тепловыделяющих сборок (ТВС) для АЭС у российского ТВЭЛ и одновременно покупаем ТВС у японско-американской компании Westinghouse.

Но наиболее показательной стала потеря Украиной своих позиций угольного государства. Если раньше мы добывали больше 85 млн т угля и экспортировали более 8 млн. т, то сейчас Украина стала зависимой от импортных поставок из ЮАР, России и США. И проблема не только в неконтролируемых территориях Донбасса, где "остались" запасы антрацита, а в отсутствии целенаправленной политики государства по предупреждению и избавлению от угольного импорта.

И когда смотришь на замкнутый круг импортной зависимости Украины, то невольно вспоминаешь статью известного журналиста Александра Кривенко "Маргинальная моя Украина!" И если в ней Кривенко касался проблемы "аварийности" всего украинского общества, то для меня сейчас ясно, что на сегодня для Украины на одном из первых мест по важности стоит глубокая "аварийность", которую переживает энергетика. И сейчас острым вопросом и самым слабым звеном в энергетике является ее зависимость от импорта.

Как следствие Украине необходимо тратить миллиарды долларов на импорт энергосырья. И чем дороже цена на внешних рынках, тем больше мы все платим за это. Так, в 2016 году импорт газа обходился нам в $2,2 млрд, импорт угля вымыл $1,5 млрд, импорт нефтепродуктов – $3,3 млрд, импорт ядерного топлива – $0,6 млрд.

Так, в целом на импорт ушло $7,6 млрд или почти 200 млрд грн. В 2017 году общая сумма импортных расходов возрастет на 15-20% и составит не менее $9 млрд, поскольку на мировых рынках выросли цены. Закономерно, что это существенно нарушает внешне-экономический баланс и отрицательно влияет на стабильность национальной валюты.

Обычно термин "аварийный" используется в коммунально-энергетических вопросах – отключили свет, нет тепла, прекратили поставки газа, прорвало трубы и т. д. Однако, сегодня "аварийность" можно применить ко всему энергокомплексу Украины. И для того, чтобы энергетика не "сломалась" нужно срочно проводить ремонт энергетического механизма. Ведь мы и так сегодня уже отстаем от современных мировых энергетических "часов". Если в ЕС, США, Японии или Китае часы показывают XXI энергетическое столетия, то наши украинские часы застыли в середине XX века. И стрелка "часов" нервно дергается на этом отрезке времени.

И украинские "часы» не будут идти, если мы не начнем использовать внутренний потенциал и запасы энергоресурсов, а будем и дальше впадать в зависимость от импорта. Это касается как добычи природного газа и нефти, так и добычи угля. И уже сейчас виден интерес иностранных компаний к добыче природного газа, который позже может вылиться в глобальный интерес мировых компаний также на рынки нефтепродуктов и угля в Украине.

Остановить лодку реформы посреди реки и выключить мотор не получится

Известной истиной является то, что "барометром" энергетической безопасности всех государств является способность обеспечивать себя энергоносителями собственной добычи. Украина также это зафиксировала в недавно утвержденной Энергетической стратегии до 2035 года. И такие возможности у Украины есть, поскольку мы обладаем одними из крупнейших в Европе запасами энергоресурсов. Однако, парадокс в том, что сегодня мы чувствуем значительный дефицит всех видов ресурсов (газ, нефть, уголь).

Выходом из кризисной ситуации должна стать концентрация усилий на стимулировании собственной добычи. Именно с этой целью Украина реализует реформу, где ключевым фактором возрождения добывающей отрасли является внедрение рыночных механизмов. Вместе с появлением рынка должна "кануть в Лету" убийственная для энергетики практика ценовой дискриминации украинских добытчиков. К сожалению, из года в год, от одной политической партии к другой, от выборов к выборам "кочевал" популизм, который утверждал мысль о низких тарифах на энергоносители. В результате это привело к постепенному упадку добывающей отрасли Украины и зависимости от импорта энергоресурсов.

Если ситуацию кардинально не изменить и продолжить практику истощения собственных запасов, то это банально приведет к дальнейшему уменьшению доли украинских энергоносителей в энергобалансе и к росту импорта. При таких условиях можно ставить крест на энергонезависимости. А обычные потребители все равно будут платить рыночную цену с транспортной составляющей, однако эти средства будут вытекать из украинской экономики в бюджеты других государств.

Несомненным фактом должно быть и то, что справедливой рыночной ценой на энергоресурсы украинской добычи является цена, которая формируется именно в Украине, а не в Роттердаме, Баумгартене или на другом хабе. Но если одним из источников получения топлива является импорт, то цена внешних поставок будет рыночным ориентиром для ценообразования на украинские газ, уголь, нефть, нефтепродукты. В то же время, сейчас формулы расчета стоимости природного газа (Дюссельдорф+) и для угля (Роттерадам+), которые утверждают принцип импортного паритета на основе европейских индексов, не являются оптимальными и имеют существенные недостатки. Например, энергогенерирующие компании не могут вовремя получить средства для обеспечения импорта угля.

Собственно, именно рыночная цена на энергоресурсы может стать толчком для прихода больших инвестиций в добывающие отрасли. Ведь отсутствие конкуренции и ручное регулирование тарифов на самом деле имеет призрачную связь с социальной защитой населения. В реальной жизни это больше консервирует олигархический формат энергетики. Опыт показывает, что инвесторы не смогут прийти в страну с нерыночным регулированием цен.

В конце концов, если Украина уже начала движение в направлении установления рыночных условий работы энергетики, то уже не получится просто остановить лодку посреди реки и выключить мотор. При этом рыночные условия и энергонезависимость не должны стать самоцелью для Украины. Энергонезависимость ради самой энергонезависимости не выведет Украину из ямы третьего мира, куда мы стремительно скатываемся. Энергетический ремонт "аварийной" Украина должен привести также к росту благосостояния населения. Энергонезависимость, сокращение импорта ресурсов, рост собственной добычи и выгодная диверсификация должна стать базисом для экономики страны и обеспеченности народа. И только тогда, возможно, люди перестанут смеяться над обещаниями политиков о пенсии в 1000 евро или зарплате в 3000 евро.