Савик Шустер приступил к работе над книгой "От Кремля до Майдана. 10 лет страха, унижения и надежды Украины"

Цензор.НЕТ
Савик Шустер приступил к работе над книгой

Шустер передал свое предисловие к работе Муази, подчеркнув, что сразу после издания своей книги планирует запустить несколько проектов в Украине, сообщает Цензор.НЕТ со ссылкой на Гордон.

Книга "Геополитика эмоций" французского политолога Доминика Муази выйдет в апреле 2018 года в издательстве Bright Star Publishing. Это будет первая книга из серии "Выбор Савика Шустера", в которую войдут произведения, которые я отбираю, исходя из моих собственных предпочтений. В серию войдут публицистические и художественные книги, которые произвели лично на меня сильное впечатление и которые я рекомендую прочитать. К каждому изданию я буду писать предисловие.

Предисловие стало первой статьей, которую Шустер написал за последние 15 лет. Приводим часть текста статьи:

Читая книгу, немного огорчаюсь, потому что эмоциональное состояние Украины, казалось бы, рядом, а Муази отказался туда плыть. Понимаю: там штормит. Я задаю себе вопрос: какое событие оказало самое сильное влияние на эмоции украинцев в XX веке? Провозглашение независимости в 1918 году? Слишком недолго продлилась надежда. Голодомор? Но это были страх и унижение в чистом виде, а событие, которое окончательно убивает надежду, не может считаться главным в эмоциональном мире. Победа над нацизмом? Но тут же последовала месть победителей. Получилось так, что победа расколола Украину, и мост над этой пропастью до сих пор не достроен.

В таком случае главным эмоциональным событием должно считаться приобретение независимости в 1991 году. В стране обострились все три эмоции: надежда, страх и унижение. До конца XX века надежда преобладала и держится до сих пор.

А какое событие может стать главным для Украины в XXI веке? Это может быть Оранжевая революция, потому что после нее родилась такая же надежда, что и в 1991 году. Но она не продержалась и года.

Может, Революция достоинства, Небесная сотня? Но ведь сразу после нее началась война: волна страха и унижения топит надежду. Я бы сказал, что в общество сейчас вернулось эмоциональное состояние примерно августа 1945 года: радость после победы поутихла, а унижение и страх от голода, разрухи и репрессий только растут.

Возможно, главным эмоциональным событием XXI века станет потеря Крыма, которая стала вехой не только украинской, но и мировой истории. Независимая Украина в границах 1991 года никогда не теряла территорий, поэтому в стране пока преобладает унижение. Но теперь все зависит от того, в какое русло направят свое унижение украинцы – созидательное или разрушительное.

Как мы видим, календарь исторических дат не всегда совпадает с эмоциональным. Если существует мир массовых эмоций – значит, в нем есть эпохи, измеряемые длительностью одной эмоциональной волны. Сколько Америка и Европа проживут в страхе перед террористами и перед бесконтрольной иммиграцией, столько и продлится одна эпоха страха.

В какой эпохе живет сегодня Украина? Я отвечаю так: она находится в самом непредсказуемом времени: на стыке двух эпох. 30-летняя борьба за независимость, которая переросла в войну, использует в качестве горючего эмоции XX века, а потеря Крыма извергает эмоциональное топливо нового поколения.

Чтобы понять, куда движется Украина, необходимо создать подробную динамическую карту ее эмоций.

Именно этим я решил заняться, прочитав книгу Муази. Но придется также составлять эмоциональную карту России, без которой сложно увидеть будущее Украины. А с Россией у Муази, как почти у всех западных гуманитариев, большие проблемы. Он описал в книге свою единственную встречу с Путиным. Это было в 2000 году на торжественном ужине во Французском институте по международным отношениям. Муази задал ему вопрос: "Какие портреты лидеров из прошлого и настоящего висят на стене в вашем рабочем кабинете?" Муази вспоминает: "Он ответил настолько быстро, что я понял: он был готов к этому вопросу. "Их три, – ответил мне Путин, – Петра Великого, Пушкина и де Голля".

Муази приходит к выводу, что Путин перестраивает Россию точно так же, как генерал де Голль – Францию, им движет унижение от американского превосходства. Но взгляд из Парижа сильно отличается от взгляда из Киева.

Мы-то с вами знаем, что Путин вырос в ленинградских подворотнях, где "если драка неизбежна, бить надо первым" (цитата президента РФ Путина из выступления перед участниками международного дискуссионного клуба "Валдай" 22 октября 2015 года), он хорошо знаком с общественными уборными, поэтому считает, что террористов эффективнее всего "мочить в сортире" (высказывание председателя правительства РФ Путина о ракетно-бомбовом ударе по Грозному 24 сентября 1999 года.), и вообще он уверен, что стал президентом России слишком поздно, так как "после Махатмы Ганди и поговорить не с кем" (эту фразу Путин произнес 1 июня 2007 года, общаясь с журналистами в преддверии саммита G8).

Через три президентских срока после 2000 года к унижению от американцев у Путина появилось дополнительное унижение от украинцев, которые решили жить отдельно. Он, видимо, давно расстался с мыслью перестроить Россию, но решил перекроить Украину. Конечно, глядя глазами де Голля в 2000 году, Муази и предположить не мог, что Путин, поддерживаемый своими народными массами, захватит Крым.

Интуитивно Муази заметил рост надежды среди россиян, хотя предупредил, что она растет в зависимости от роста цен на нефть. Значит, у этой надежды – эфемерная прочность. Но вот президентом стал Дмитрий Медведев, и Муази почувствовал дуновение "хрущевской оттепели", хотя нам в Киеве казалось, что там, в Кремле, все – как в хорошей французской комедии: говорят как бы голую правду, а почему-то очень смешно.

Но первопроходцу можно простить белые пятна, даже если это Украина, или заблуждения, как в случае с Россией. Муази поделился с нами двумя, я уверен, эпохальными интуитивными открытиями. Первое – он выделил три базовые эмоции, которые движут массами, а массы сегодня меняют мир. Второе – Муази поместил в эти три эмоции унижение. Вы поймете, что чувство унижения в народе – это самая разрушительная эмоция, если ее вовремя не заметить и не направить на мирные цели.

Может так оказаться, что открытие удивительного мира массовых эмоций станет не менее значительным, чем открытие основ классической физики.

Если вы хотите понять законы движения физических тел, начинать надо с Исаака Ньютона. А чтобы открыть мир страха, унижения и надежды, в котором живет человечество, вам надо прочитать Муази.

Источник: https://censor.net.ua/n3055612