Фридман: Из России с ядом. Чем нам грозит хакерство

Новое Время

Извечной мечтой технологической сферы остается лучший мир, где все люди и цифровые системы на планете взаимосвязаны. Это может стать реальностью. Но попытки добиться этого превращаются в кошмар – мир, где миллиарды людей связаны, но отсутствуют правовые структуры, защита безопасности или моральные ограничения между компанией и пользователями, чтобы связь осуществлялась без оскорблений.

В последнее время кажется, будто мы все связаны, но ответственного нет.

Компания Equifax, бюро кредитных историй, достигла успеха в сборе личных кредитных данных – без разрешения владельцев – и продаже их компаниям, которые хотели бы занять владельцам денег. Но они так слабо защищали эти данные, что даже не установили элементарного ПО для защиты безопасности, оставив огромную дыру в системе хакерам, желающим получить номера социального страхования и другие персональные данные около 146 млн американцев – то есть где-то половины страны.

Но не волнуйтесь, Equifax выгнал своего исполнительного директора Ричарда Смита.

Смит и его совет должны находиться в тюрьме. Я в этом вопросе на стороне сенатора Элизабет Уоррен, сказавшей CNBC: "Пока нет личной ответственности за то, что эти компании разрушают доверие потребителей, позволяют украсть у себя эти данные, обманывают своих клиентов, ничего не изменится".

Facebook, Google и Twitter все же очень разные. Twitter позволил участвовать в глобальной дискуссии большему количеству людей, чем когда бы то ни было; Facebook дал возможность объединяться и строить сообщества; благодаря Google каждый находит все, что ему нужно, как никогда раньше.

Все это хорошие вещи. Но все три компании – бизнес, и последние выборы показали, что все они не могут управиться с тем количеством людей, которых они же объединили. И у этих компаний было очень наивное представление о том, как плохие парни могут злоупотреблять возможностями их платформ.

Как сказал Марк Уорнер, главный демократ в Комитете по разведке сената США "до сих пор эти компании не воспринимали угрозу, представляемую Россией и другими иностранными агентами для нашей системы, достаточно серьезно, или же недостаточно проинвестировали, или не представляют, что на самом деле произошло в 2016 году – или до сих пор происходит".

Сегодня нам нужно выяснить, как ограничить чрезмерную власть, порожденную цифровой революцией

В ноябре прошлого года основатель Facebook Марк Цукерберг посчитал "сумасшедшей идеей" свидетельства того, что люди использовали Facebook, распространяя фейковые новости ради влияния на результаты выборов. На прошлой неделе после раскрытия сотен связанных с Россией аккаунтов, благодаря которым вымышленные люди, выступающие в качестве активистов США, распространяли провокационные сообщения об иммигрантах и оружии, поносили Хилари Клинтон и возвышали Дональда Трампа – Цукерберг признал, что "называть это безумием было несерьезно, и я жалею об этом".

Одна из причин медленной реакции Facebook – согласно бизнес-модели компании, сеть должна была собирать читателей центральных СМИ и их рекламодателей, но при этом как можно меньше редакторов. Редактор – человек, которому нужно платить за оценку контента на вебсайте, чтобы убедиться, что все верно, и исправить ошибки, если они есть. Социальные сети предпочитают использовать вместо этого алгоритмы, но их легко обмануть.

28 сентября руководители Twitter присутствовали на совещании Комитетов по разведке Сената Палаты. После этого The Times сообщила: "Представители Twitter заявили, что нашли около 200 аккаунтов, связанных с российской кампанией, целью которой было повлиять на президентские выборы 2016 года".

Как заметил сенатор Марк Уорнер, сведения Twitter "показали огромный недостаток понимания со стороны команды того, насколько серьезен этот вопрос, та угроза, которую он представляет для демократических институтов". Это "откровенная некомпетентность на каждом уровне".

И в понедельник The Times сообщила, что сотрудники Google обнаружили доказательства, что российские агенты потратили десятки тысяч долларов на покупку рекламы "в обширных сетях компании, пытаясь вмешаться в президентскую кампанию 2016 года".

С каждым днем мы понимаем, что понятия не имеем, каковы на самом деле масштабы взлома российскими хакерами, и что люди, совершившие это, были прекрасно осведомлены не только о работе технологических платформ, но и том, в какие регионы страны лучше направлять то или иное провокационное сообщение.

Американская демократия строится на двух принципах: правда и доверие. Мы верим, что наши выборы честные, и это обеспечивает мирную смену власти. И мы верим, что новости в прессе правдивы, а если нет – то перед нами извиняются и все исправляют. И мы ждем, что наш президент будет защищать оба принципа. Но многие сегодня читают новости на платформах, испорченных фейковыми новостями благодаря россиянам или хакерам. А наш президент – лжец, отказывающийся привлечь Россию к ответственности. Это ужасная комбинация.

Мы не можем исправить Трампа прямо сейчас. Но стала ли компания Equifax и все эти крупные соцсети настолько большой частью нашей жизни, а последствия их неудач настолько важными, чтобы найти новый способ регуляции их деятельности? Я не знаю. Но я знаю, что пришло время дискуссии. И она уже началась.

Как сказала сенатор от Миннесоты Эми Клобушар: "Мы должны обновить наши законы, гарантировав, что когда политическая реклама продается онлайн, американцы знают, кто за нее заплатил".

Эти компании зарабатывают миллиарды, продавая наши данные, но они против того, чтобы взять на себя ответственность "за использование и злоупотребления на их платформах, – рассуждает политический философ Майкл Сандел. – Они не могут совмещать несовместимое. Если они заявляют, что они – нейтральные провода и трубы, как телефонные или электрические компании, их работа должна регулироваться как деятельность поставщиков коммунальных услуг. Но с другой стороны, если они требуют свобод средств массовой информации, они не могут отказываться от ответственности за публикацию фейковых новостей".

Сандел добавил, что в начале ХХ века "подъем монополий и концентрирование экономической мощи запустили прогрессивную реформу, урегулировавшую работу железной дороги, банков и коммунальных услуг в интересах общества. Сегодня нам нужен подобный дух реформы. Эти платформы настолько разрослись, что также как в случае с линиями электропередач или телефонными линии, мы вряд ли сможем их не использовать. Но когда они позволяют взломать базы наших персональных данных – или выборы – мы мало что можем с этим поделать".

"Сто лет назад мы нашли способы ограничить чрезмерную власть, возникшую в связи с промышленной революцией, – подытожил Сандел. – Сегодня нам нужно выяснить, как ограничить чрезмерную власть, порожденную цифровой революцией".

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок The New York Times. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал опубликован на The New York Times

Новое Время приглашает на лекции наших известных колумнистов Диалоги о будущем. Подробная программа здесь

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени