Леди Тэтчер: цена триумфа

Зеркало Недели
Леди Тэтчер: цена триумфа

Вся ее жизнь была дорогой на Даунинг-стрит — семья, школа, Оксфорд, замужество, Финчли, партия тори. А 4 мая 1979 г. она становится первой женщиной-премьером Великобритании. 

Железная леди

Это имя дала Маргарет Тэтчер не британская, а советская пресса. На следующий день после ее выступления в качестве нового главы консервативной партии "Британия просыпается" в январе 1976 г. газета "Красная звезда" печатает статью под заголовком "Железная дама стращает". Журналист Юрий Гаврилов был потрясен этой откровенно антисоветской речью. Какое это было выступление! Ей бы аплодировал сам Черчилль. Предупреждение о советской угрозе Британии и Западу было довольно резонным — в Центральной Европе расположились 150-тысячные советские войска, 10 тыс. танков, 2,6 тыс. самолетов, а количество подводных лодок возросло за 10 лет в четыре раза. Неужто для самозащиты? "Членов советского политбюро не волнует общественное мнение; у них сначала пушки, а потом — масло, в то время как у нас оружие на последнем месте. Они знают, что сверхдержава только в единственном смысле — военном, а в гуманитарном и экономическом это банкроты", — объясняла она логику советских руководителей.

Тэтчер подшучивала над своей кличкой: "Вот стою я перед вами — в красном шифоновом платье, с легким макияжем на лице, с женской сумочкой — какая же я Железная леди?". Она ходила по магазинам, любила музыку Шопена и Баха, подпевала свою любимую "Почем собачка на витрине?". Но советский журналист почувствовал этот металл инстинктивно — он был в ее венах, в выдержке, в аргументации и в характере.

Одержав победу на выборах в мае 1979 г., первая женщина-премьер Великобритании на пороге офиса на Даунинг-стрит очертит свою программу словами христианского святого, основателя Ордена францисканцев Св. Франциска Ассизского: "В разлад мы внесем гармонию, ошибки исправим правдой, сомнения развеем верой, а отчаяние — надеждой". Но этот пассаж удивил только непосвященных, т.е ничего не знающих о леди Мэгги — методистки по вероисповеданию. Ее отец, владелец бакалейной лавки, а потом и мэр их города Грантема, был священником методистской церкви, поэтому младшая дочь Альфреда и Беатрис Робертс не только сызмальства знала все молитвы — она на них воспитывалась и смотрела на мир сквозь их призму. (В Оксфорде еще студенткой она была проповедником — убежденным и убедительным). На вопрос журналистов о влиянии отца, она ответила: "Он привил мне веру в дела и ценности, с которыми мне удалось победить на выборах". Сделать свою страну обеспеченной значило для нее не только улучшить материальное благосостояние людей — важнее, чтобы богатые могли поделиться с бедными и этим добром могли бы осветить свои души. "Возьми, сколько можешь; сэкономь, сколько можешь; отдай, сколько можешь" — эти слова основателя методизма Джона Уэсли стали и личным кредо М.Тэтчер, поскольку эти ценности станут ее фундаментом во власти. Она осуждала "не само обогащение, а любовь людей к деньгам".

Завершая тему металла, добавлю лишь, что воля и нервы у Леди тоже были стальными, о чем свидетельствует ее решимость отстоять страну в дни военного конфликта в Южной Атлантике.

Фолклендская война стала переломным моментом в политической карьере М.Тэтчер. Мир был уверен, что до горячего противостояния Британии с Аргентиной не дойдет — ведь острова находились на другом конце света. Но Тэтчер заявила, что всегда будет защищать землю, где развевается британский "Юнион Джек". За 48 часов она превращается в решительного главу военного кабинета. Победа на Фолклендах придаст ей уверенности и жесткости в проведении запланированных реформ внутри страны.

Тэтчеризм
как моральный выбор

Не каждому лидеру страны суждено, чтобы его именем назвали тип экономического развития страны при его правлении. Но сегодня принципы тэтчеризма внедрили 50 стран мира — как экономической теории и практики, позволяющей поднять страну, вдохнуть в нее новую жизнь. Оказавшись на верхушке власти, Тэтчер попыталась возобновить былую мощь своей страны, влить в нее свежую кровь. Благодаря животворящей энергии от Брайтона на юге до Абердина на севере страна начала возрождаться и заметно улучшать свое личико — оно становилось более свежим и радостным; теперь королевству было приятно посмотреться в зеркало.

Но сущностью тэтчеризма стали не только экономические реформы — прежде всего Мэгги пыталась изменить психологию народа. Экономика, считала она, — это лишь средство; целью же было изменить человеческую душу. Корни подобных идей также следует искать в вере М.Тэтчер (хотя после замужества она и перейдет в англиканство). Собственно, проповеди ее отца и станут базисом тэтчеризма, предполагающего уверенность в себе, экономию, свободный рынок и личную свободу. При проведении реформ, подчеркивала она, очень важно брать на себя личную моральную ответственность. "Мы должны искупать собственные грехи, а не грехи друг друга", — таким был один из моральных элементов доктрины.

"Тэтчеризм обязан скорее методизму, нежели монетаризму", — считает его исследователь Элайза Филби. Помочь в этом должны были и викторианские ценности, которые правительство начало культивировать. Не важно, что со времен королевы Виктории прошло 80 лет, и страна ушла далеко вперед: именно тяжелый труд, честность, экономия, стиль мышления элиты, чувство долга и ответственности сформировали эпоху викторианской морали, в свое время полностью изменившей Британию. Та эпоха для страны выдалась наиболее успешной.

Британский
экономический ренессанс

Тэтчеризм как концепция возрождения экономики, когда сильное правительство внедряет экономический либерализм — и никаких тебе сватов-кумовьев. Он держался на теориях трех "китов"-экономистов — Кита Джозефа, Алана Уолтерса и Патрика Минфорда, при огромном влиянии американского экономиста, нобелевского лауреата, монетариста Милтона Фридмана, частенько посещавшего Лондон, хорошего знакомого премьера. Экономическая доктрина, провозглашенная кабинетом Тэтчер, была амбициозной; она станет краеугольным камнем всей политики Железной леди. В те годы Британию окрестили "больным человеком Европы". И "доктор" Тэтчер, засучив рукава, начала оживляющие процедуры: "Я стала премьером с единственной целью: превратить Британию из слабой в уверенную в себе страну; из общества "дай мне" — в общество "сделай сам"; Британию "сиди и жди" — в Британию "вставай и иди".

Первые шаги экономической реформы премьер осуществила сразу же после прихода к власти, но положительных результатов они не дали. Ведь исчезали традиционные отрасли экономики, резко (на 8%) возросла безработица, к которой добавилось и 14-процентное падение промышленного производства. Во всем обвиняли Мэгги, критика в ее адрес в парламенте была убийственной. Но она оппонировала аргументированно, уверенно, со знанием дела — в этом она была мастером. Работоспособность Железной леди поражала — она возвращалась домой после двух часов ночи. А поздним вечером, заметив, что советники и помощники измотаны, она шла на кухню и жарила им большую яичницу. И уставшей секретарше после полуночи предлагала свою ванну освежиться. Люди, знавшие Тэтчер поближе, утверждали: да, в высказываниях она была жесткой, но сердце у нее было добрым. 

Однако получалось не все, и это злило реформаторов. "Наверное, моя теория неправильная, поскольку в Британии она не работает", — в сердцах говорил М.Фридман. Хотя ранее в Чили во время правления
А.Пиночета она дала хороший результат.

Лидеру консервативной партии удалось расконсервировать "старую добрую Англию" и модернизовать ее. Недоверие к правительству было еще довольно высоким, и все же экономика начала оживать: возросла производительность труда, почувствовал изменения к лучшему бизнес. "Возрождение Британии, ранее казавшееся несбыточной мечтой, теперь становилось не только желательным, но и возможным", — подытожил первую победу А.Уолтерс.

Главной экономической стратегией тэтчеризма станет монетизация. Кроме того, правительство принимает решение покончить с патерналистским (а в сущности, социалистическим) отношением государства к людям. "Если вы платите людям, чтобы они были бедными, завтра у вас будет масса бедных людей", — прогнозировал М.Фридман, также советник президента Р.Рейгана. Тэтчер осознавала, как сложно было выживать обычным людям. Когда речь шла о бюджетных расходах, она говорила прямо: "Нет такого понятия — общественные деньги, есть только деньги налогоплательщиков. Наша обязанность — быть уверенными, что каждый пенни налогов будет потрачен с умом и на благо народа". 

Но налогами с небольших доходов трудно было наполнить государственную казну, требующую значительных средств. В то время в Британии основные секторы экономики — железные дороги, энергетика, добыча газа и др. — контролировало государство, чтобы, по мнению лейбористов, правительство могло обеспечить командные высоты в экономике.

"На самом же деле, — сделал вывод А.Уолтерс, — такая ситуация позволяла этим отраслям управлять правительством".

Влиятельные угольные профсоюзные бароны получали приличную зарплату, даже не спускаясь в шахту (а заодно и продвигали выгодные для себя законы). Зарплата же шахтеров была несравненно меньшей. "Играть по правилам шахтеров?" — спрашивали граффити на стенах во многих городах страны. Поэтому Тэтчер, только что выигравшая Фолклендскую войну и начавшая свой второй срок, уверенно наводит порядок внутри страны — она объявляет о закрытии всех убыточных государственных шахт: из 230 тыс. шахтеров в 1980 г. через 10 лет осталось 57 тыс. В это время страна начала активную разработку нефтегазовых залежей шельфа Северного моря у побережья Шотландии. Для шахтеров это была драма, и тогда многотысячные протесты потрясли страну; несколько месяцев полиция разгоняла демонстрации. Но эффект оказался противоположным: шахтерские протесты 1984–85 гг. привели к ослаблению влияния их профсоюзов. А Железная леди, нивелировав силу горняцких профсоюзов, заодно лишила влияния и всю систему тред-юнионов.

Тэтчеризм претворялся в жизнь крайне драматично, но это было только начало. Для оживления экономики включают три базовых элемента: жесткий финансовый контроль над общественными средствами, дерегуляцию и приватизацию государственных предприятий. Продажа госкомпаний British Petroleum, British Telecom, British Airspace, British Gas, железной дороги (более 50 компаний) не только уменьшали давление на бюджет — благодаря конкуренции они модернизировались и улучшили качество услуг: стало проще установить дома стационарный телефон, а билеты на поезда (в зависимости от владельца) были дороже и дешевле. Человек мог выбрать себе энергокомпанию, поставляющую электричество лучше и дешевле. Монополия во многих отраслях была уничтожена, открывался путь к здоровой конкуренции.

Радоваться было еще рановато, но изменения к лучшему замечало не только правительство, но и общество. Приватизационная революция начала давать свои положительные результаты — продажа больших компаний принесла в бюджет 50 млрд фунтов. В частные руки переходили British Air, British Steel, Jaguar, Rolls-Royce. После успешной приватизации предприятий монетарист А.Уолтерс предложил провести приватизацию госжилья: в первый год продали 600 тыс. домов, что послужило началом созданию в стране не только рынка жилья, но и среднего класса. (В 1983 г. королева удостоит этого экономического гуру рыцарского звания.)

Тэтчер убеждалась в правоте своей стратегии: высокие темпы развития возможны только при свободной экономике и свободной личности.

Введение Горбачева
в западный мир

Но экономика была лишь частью амбициозного плана премьера. В мире шла "холодная война", СССР наращивал вооружения, и спокойно созерцать это Тэтчер не могла. Она ненавидела коммунизм за принесенные огромные человеческие жертвы. Не раз Мэгги вела беседы о ГУЛАГах со своим другом — историком Робертом Конквестом, предупреждавшем Запад об ужасах советской системы. Но от деловых отношений с СССР она не отказывалась. Страну в то время возглавлял Ю.Андропов — еще один пожилой генсек, пришедший после Л.Брежнева. На Западе назовут этот тип советского руководства геронтократией. Поэтому в начале сентября 1983 г. М.Тэтчер приглашает к себе восемь ученых, аналитическим способностям которых она доверяла, и задает им единственный вопрос: "С кем можно иметь дело в СССР?". Большинство из них, предварительно изучив нескольких кандидатов, ответили: "Горбачев".

Механизм налаживания отношений был запущен. В июне 1984 г. Даунинг-стрит принимает решение пригласить в Лондон секретаря ЦК КПСС М.Горбачева, министра иностранных дел А.Громыко и вице-премьера Г.Алиева. Они будут посещать Лондон по одному в год, хоть приглашение получат одновременно. Первым пригласили М.Горбачева. В Лондон он прибыл вместе с супругой в декабре 1984 г. (генсеком к тому времени уже был К.Черненко). Как главу одного из Комитетов Верховного Совета СССР его будет принимать визави в парламенте и министры.

На следующий день состоялась отдельная встреча М.Горбачева и М.Тэтчер, во время которой обсуждались вопросы от советской агрессии в Афганистане до нарушения прав человека в СССР. Тэтчер упрекнула Горбачева в том, что СССР пытается рассорить Британию и США — страны свободного Западного мира. "СССР и Запад действительно совершенно разные, — объясняла она. — Вам не нравится наш образ жизни, а нам — ваш. Единственное, что нас объединяет, и это наша обязанность, — желание избежать конфликта". Горбачева это не сильно убедило: "С 1950-х у США нацелены на нас ракеты; как можно верить их словам о разоружении?" — "Да, но разве не Советский Союз нацелил свои ракеты на Штаты? — парировала Железная леди. — Президент США взаправду хочет нормальных отношений с СССР, он изложил это в своем очень искреннем письме Л.Брежневу. И что же получил? Через несколько месяцев холодный официальный ответ". "Передайте своему другу Рейгану, чтобы они приостановили милитаризацию космоса", — не сдавался Горбачев. "Но вы же первыми разместили в космосе противоспутниковые устройства", — настаивала она.

Тэтчер расспрашивала его о государственном управлении экономикой в СССР. Хоть Горбачев и говорил, что его директивы утверждены К.Черненко, но в его ответах звучала обеспокоенность низким уровнем советской экономики. 

Деловой ланч от имени правительства для Горбачева давал министр финансов Найджел Лоусон. Московский гость делился впечатлениями от переговоров с британскими министрами, отмечая их поинформированность в советских делах. На замечание Тэтчер о недостаточном количестве продуктов на полках советских магазинов, он пожаловался, что в СССР нет надлежащей инфраструктуры для переработки продукции. "Зато мы достигли хорошего уровня обеспечения рабочими местами, высоких стандартов в образовании; созданы планы развития всех 15 республик", — хвастался он.

"Не проще ли было бы передать это развитие на места, в частные руки, нежели всем руководить из центра? — поинтересовалась Тэтчер. — Пока благосостояние людей не будет зависеть от их усилий, не будет у них ни достойной жизни, ни достаточного обеспечения продуктами. И как можно достичь успешного развития при централизованной экономике? Я же не приказываю компаниям, что и как делать — это полностью их дело".

"Я понимаю вашу систему, — сказал Горбачев, — но советская система лучшая, о чем свидетельствует вся история СССР. После войны даже без плана Маршалла, предоставленного Западной Европе, мы показали невероятные темпы развития". 

Тэтчер поинтересовалась, почему советским людям не разрешают выезжать за рубеж. Ведь это — признак слабости. "Но вернулась же в СССР Светлана Аллилуева,  — аргументировал Горбачев, — значит, у нас лучше". А Тэтчер: "Аллилуева вернулась? Но ей никто не запрещал этого. А почему вы не выпускаете таких, как Сахаров, Щаранский? Британские украинцы или грузины могут свободно выезжать отсюда, но почему не могут из СССР?".

Железная леди знала из опыта общения с советскими чиновниками, что они (например, А.Громыко) сразу же прекращают дискуссию, как только речь заходит о правах человека или Афганистане. А Горбачев — нет. Конечно, его суждения были коммунистическими, но страха обсуждать эти темы у него не было. Как не всегда он придерживался и написанных тезисов. А еще был довольно приветлив; хотя Тэтчер и осознавала, что за приветливостью могут скрываться и плохие намерения.

"Он мне понравился. С ним можно иметь дело", — такой главный вывод о М.Горбачеве сделает М.Тэтчер для себя и для всего Запада. Ведь его визит был смотринами. Об этом она сразу же телеграфирует президенту Р.Рейгану: "Конечно, принципы советской политики не изменились, но у Горбачева есть желание, и он может вести открытый диалог по многим вопросам, — подытожила она. — И он не повышал голос, когда я расспрашивала у него о правах человека в СССР. Хоть он и озабочен успехами США в космосе — Стратегической оборонной инициативой (СОИ), но предупредил, что СССР также будет развивать что-то подобное у себя". А через пару недель, в канун Рождества, Железная леди впервые посетит Кэмп-Дэвид, где лично поделится с Р.Рейганом своими впечатлениями. Общий вывод в обращении с СССР, к которому пришли оба лидера: вести дела можно, но с позиции силы.

Леди и "Гетман"

Поэтому когда в 1985 г. М.Горбачев стал первым лицом в СССР и начинал перестройку, у М.Тэтчер с ним уже были налажены отношения. Но в тот период произошел один неприятный инцидент: в 1985 г. разведчик Олег Гордиевский, советский резидент в Лондоне, перешел на сторону британцев — как выяснилось, на них он работал последние 10 лет под кодовым именем "Гетман".

В 1983 г. именно благодаря его информации, переданной на Запад, о беспрецедентной советской реакции, вызванной военными учениями НАТО в Европе "Меткий стрелок-83", удалось уберечь мир от ядерной войны. В советско-американских отношениях это был самый серьезный момент после "карибского кризиса" — СССР воспринял учения как возможную неожиданную ядерную атаку на него. Изучив информацию "Гетмана", США снизили уровень этих учений, а СССР немного успокоился.

Полковник Гордиевский передавал британцам не только информацию об осуществленных операциях, но и о планах спецслужб. Вследствие этих тайных брифингов Лондон начинал понимать логику действий Кремля. Но когда в советской столице обнаружили утечку информации, в мае 1985 г. О.Гордиевского отзывают в Москву якобы на повышение… На родине жесткий допрос с применением психотропных препаратов длился пять часов. В службе его оставили, но предупредили: дорога за границу ему заказана.

А вскоре июльским вечером он взял билет на поезд в Ленинград, оттуда выехал автобусом в пригород, по дороге попросил водителя остановиться вдоль леса, где и состоялась намеченная встреча с британскими дипломатами — агентами МІ6, перевезшими его в машине с дипломатическими номерами через финскую границу. Из Финляндии отправились в Норвегию, и лишь оттуда — в Британию. Это была уникальная спецоперация под названием "Пимлико", спланированная Элайзой Маннингем-Буллер (вскоре директором МІ5) и санкционирована лично Тэтчер. Но из СССР не выпускали семью Гордиевского — жену Лейлу и двух маленьких дочерей. Премьер напишет советскому офицеру очень теплое письмо поддержки; ее искренние слова глубоко тронули Олега Антоновича. Мэгги делала все, чтобы обеспечить разведчику нормальную семейную жизнь. В частности, в те дни Британия узнала (от Гордиевского) о 25 советских шпионах, работающих в Лондоне. Тогда премьер поставила Горбачеву условие: выпустите семью Гордиевского, и дипломатического скандала не будет. Но Горбачев не согласился, и вскоре пресса сообщила о выдворении из Лондона 25 советских шпионов — в том числе и дипломатов, а соответственно, из Москвы — 25 британцев. А О.Гордиевскому в СССР объявляют смертный приговор. С таким трудом налаженные между двумя странами контакты рассыпались воочию…

Но в середине октября Горбачев позвонил М.Тэтчер поздравить ее с днем рождения. А после теплых пожеланий добавил: "Мы должны переступить через этот неприятный инцидент и продолжать развивать наши отношения". Вот так и вышли из этой сложной ситуации. А свою семью О.Гордиевский встретит только после краха СССР, в 1991 г., да и то ненадолго — совсем скоро они разведутся.

Тэтчер и Украина

В 1987 г. Тэтчер посетит СССР с первым официальным визитом (прежде дважды была на похоронах генсеков). Переговоры велись преимущественно о сокращении Москвой стратегических вооружений. Хотя Тэтчер откровенно была против сокращения ядерного оружия — она считала его средством сдерживания. Разговор на военные темы она вела со знанием дела — ориентировалась во всех новейших вооружениях (брифинговали ее не только собственные генералы, но и советник по вопросам нацбезопасности президента Рейгана, морской офицер Роберт Макфарлейн). 

В начале июня 1990 г. М.Тэтчер встречали в Украине в рамках Дней Великобритании в Киеве. Она посетила только что открывшуюся выставку британского дизайна, возложила цветы к обелиску Славы и жертвам Бабьего Яра. В качестве почетной гостьи ее пригласили выступить с трибуны Верховного Совета УССР — первую среди иностранных лидеров. В своей речи она рассказала о деятельности британского парламента, отметила изменения в экономической и социальной жизни СССР в результате перестройки. А потом согласилась ответить на несколько вопросов.

— Нельзя ли открыть сегодня посольство Украины в Лондоне? — прозвучало из зала.

— Вижу, вы втягиваете меня в свою политику! — ответила она. — Посольства открываются только для стран с полным государственным статусом. Мы поддерживаем отношения на уровне послов с Советским Союзом, Соединенными Штатами, Канадой, Австралией. Но у нас нет посольств Калифорнии, Квебека или австралийских штатов. Доктрина, которой мы придерживаемся, состоит в том, что посольство создается для центрального правительства государства; а если мы хотим наладить лучшие связи с каким-то регионом, они могут открыть у нас то, что называется генеральным представительством. Таким образом каждая провинция Канады или Австралии может иметь свое генеральное представительство в Лондоне. Думаю, здесь все понятно.

После этого депутаты — бывшие политзаключенные поблагодарили премьер-министра за ее поддержку в трудные времена ГУЛАГов.

Украинцы Британии восприняли это выступление в Верховном Совете спокойно, но в Киеве многие обиделись. Но разве Тэтчер могла ответить по-другому? Премьер знала об украинцах Британии (кстати, в 1976 г. именно они встречали в аэропорту Хитроу советского диссидента Владимира Буковского), но сказать то, что жаждала услышать часть аудитории, было бы с ее стороны безответственно. При всем уважении к Украине она не могла согласиться открыть нашу дипмиссию в Британии, поскольку Украина была еще в составе СССР. Но после провозглашения нашей независимости Британия в ноябре 1991 г. открыла в Киеве Генеральное консульство, а 31 декабря 1991 г. официально признала Украину; 10 января 1992 г. обе страны установили дипломатические отношения, а в сентябре в Лондоне начало работать наше посольство, и королева Елизавета ІІ приняла верительные грамоты у первого посла Сергея Комиссаренко.

Ключевое слово — "Леди"

Маргарет Тэтчер в 1979 г. вошла в советское информационное пространство не только заявлениями об экономике и сокращении вооружений, но и двумя нитками белого жемчуга на шее. Она сразу же стала образцом элегантности для советских женщин, а столичные модницы начали включать это украшение в свой гардероб. Привлекала она и безупречностью своих деловых костюмов, будто вылитых по фигуре. Мать Маргарет хорошо шила и научила этому свою дочь. Поэтому, уже занимая высокие должности, требующие не только профессионализма, но и прилично выглядеть, она не раз сама подгоняла магазинные костюмы по фигуре.

Ее женскую привлекательность оценивал муж — но не собственный, а чужой. Гордон Рис, тележурналист, ее советник по вопросам внешности, еще во время избирательной кампании каждый день внимательно изучал Мэгги, откровенно говорил, что ей не к лицу, и как следует себя вести на публике, дабы выглядеть не только солидно, но и властно.

Первым делом в ее гардеробе заменили любимые платья на сдержанных цветов деловые костюмы. Прическа была безупречной, а макияж совсем легким. Это было не сложно, но в ее имидже была одна проблемка, требующая больше времени, — голос: у Железной леди он был высоковат, а таким голосом не завоевать внимание аудитории. Как-то Г.Рис встретил на улице известного актера сэра Лоренса Оливье и попросил ему что-то профессиональное присоветовать. Тот порекомендовал своего преподавателя дикции в Королевском национальном театре. И уже после нескольких уроков голос Мэгги стал ниже и тише, и звучать начал даже несколько авторитарно.

Со временем она этим голосом будет провозглашать новую концепцию развития страны, общаться с мировыми лидерами, провожать на войну своих воинов, вести горячие дискуссии с оппонентами, и столь же безапеляционно и властно прозвучит в парламенте ее однозначное и известное всему миру No!No!No! в ответ на предложение Британии присоединиться к европейскому финансовому пространству. Это прозвучало столь категорично и эмоционально, что в результате наступила такая же категоричная развязка — отставка.

Баронесса Тэтчер

В ноябре 1990 г. М.Тэтчер покидает пост премьер-министра. Близкие друзья понимали, что это была ее личная катастрофа. Она уйдет переживать депрессию, писать мемуары, обустраивать свой дом, жарить Дэнису на завтрак омлет. Спросите, а домработница? Тэтчеры после выхода в отставку сначала переехали на юг Лондона, в Далвич — у них не было достаточно денег, чтобы приобрести жилье в центре столицы. Но очень быстро поняли, что очутились в стороне от важных столичных событий, и вернулись. Они арендовали квартиру в самом престижном районе — Белгравия, неподалеку от Букингемского дворца. Джеральд Кавендиш Гросвенор, самый богатый владелец жилья в Британии, известный и уважаемый английский аристократ, пошел навстречу вчерашнему премьеру — с ним сошлись на цене 700 тыс. фунтов на 10 лет. (Недавно этот таунхаус выкупил российский миллиардер за 30 млн фунтов). Но в этой квартире не было комнатки для прислуги, поэтому она и приходила уже после завтрака, предоставляя Мэгги возможность не терять свою кулинарную форму.

Маргарет Хильда Тэтчер стала первой женщиной-премьером в то время, когда об этом не могло быть и речи; она занимала эту должность дольше всех премьеров ХХ в. — одиннадцать с половиной лет. Девочка с пуританским воспитанием из малоимущей английской семьи достигла высших возможных высот в собственной стране, стала государственным деятелем мирового масштаба, фундаментально изменив его политический пейзаж — при ее участии завершилась "холодная война", и пал коммунизм. 

Вскоре после отставки она стала членом Палаты лордов парламента уже как баронесса Тэтчер, а королева наградила ее орденом Подвязки. Но на вопрос, хотелось ли бы ей повторить свой триумфальный путь, она ответила: "Нет, в политику я бы не пошла, от этого страдает семья".

Магия восьмизначных чисел

Британия всегда тщательно фиксирует как собственную общую историю, так и действия каждого правительства. Деятельность Тэтчер тоже оставила по себе тысячи документов. Как рассказал глава ее траста историк Эндрю Робертс, один из американских фондов предлагал Мэгги за архив восьмизначную сумму, но баронесса ответила, что ее наследие должен изучать ее народ. Поэтому все осталось на Острове — магия огромных сумм не сработала.

Архив М.Тэтчер ее семья продала Черчилль-колледжу (Кембридж) за 1 млн фунтов, хоть реальная его стоимость оценивалась в 4,5 млн. И направляясь в архив, где из оригинальных документов можно понять политическое мышление премьера и процесс принятия ею решений, мне очень хотелось увидеть и ее сумочку, которую она тоже передала сюда. Ведь известно, насколько важным был этот женский атрибут во времена ее премьерства. Тогда в английском языке даже появился новый глагол "to handbag" — последний аргумент в пользу Мэгги, который она извлекала из сумки — какую-то мелочевку, цитату или полученный из аудитории мятый клочок бумаги с жалобой. "Моя сумка — самое безопасное место на Даунинг-стрит", — шутила она.

У сотрудника архива интересуюсь, нельзя ли мне взглянуть на этот раритет. "Конечно, — улыбается он, — дайте мне пару минут". И вскоре появляется в дверях, неся в руках большую коробку. Пригласил меня в комнату за стеклом, осторожно положил коробку на стол и как фокусник снял крышку. Я не верила своим глазам — на подставке стояла темно-синяя сумка с двумя ручками, которую М.Тэтчер подарили друзья, и которую она очень любила, ведь туда помещались папка с документами и разные важные мелочи. А вот и фото — с этой сумкой она стоит на митинге рядом с Лехом Валенсой, когда в 1988 г. ездила поддержать польскую "Солидарность". Интересуюсь, какой известный бренд. "Сумка английского производства, элегантная и деловая одновременно — и никаких брендов", — отвечает архивист. А в подставке для сумки был еще нижний ящичек: здесь — ее косметичка с помадой, кремом Clinique, тушью для ресниц и карандашом для бровей. Рядом — карточка с гербом баронессы Тэтчер: "Передаю свою сумку и косметику архиву Черчилль-колледжа".

…В конце 70-х помощник М.Тэтчер (тогда лидера оппозиции) Рональд Миллар пригласил ее на новый мюзикл "Эвита" о популярной аргентинке Эве Перон — лидере, обожаемом всем народом. Мэгги смотрела его, как зачарованная — так впечатлила ее жизнь Эвиты; да и не приходилось ей слышать и политику в песнях. На следующий день Тэтчер восторженно поблагодарила своего коллегу. "Может быть, лет через 30 кто-нибудь подсоберет материал и для мюзикла "Маргарет"?" — шутливо завершала письмо. Как знать? Ведь вся ее богатая поступками жизнь достойна не только фильмов, пока так и не сумевших раскрыть глубинный смысл ее сущности, ее решимости спасти страну. Может, осталось лишь расписать партитуру? 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter