Отечественная приватизация, корпоративное управление и фондовый рынок как система неевропейских практик и подходов

Зеркало Недели 1
Отечественная приватизация, корпоративное управление и фондовый рынок  как система неевропейских практик и подходов

В "Ілюстрованій історії України" Михаила Грушевского (1913 г.) приведена очень интересная информация о социально-экономическом укладе Украины в 

XVI–XVII ст.: "Той розвиток панського хазяйства, великий вивіз за границю лісових товарів, худоби, збіжжя, що в другій половині ХVI в. доходить найбільших розмірів своїх, збагатив шляхту, перед тим призвичаєну до життя дуже скромного, навіть убогого. Великі суми, що пішли в шляхетські кишені за хлопську панщину, розвинули нахил до розкоши, блеску, виставності. Не йшли вони на річи господарські, а ні на культурні властиво, тільки на зверхній блеск, перед усім на дорогі убори, далі на п'яне і сите розкішне життя…". Поражает, насколько точно Грушевский описал состояние тогдашней украинской элиты (в сущности, владельцев крупного и среднего капитала), которая, кстати, сохранила большинство тогдашних черт на протяжении всего исторического развития Украины от XVI ст. до нашей современности — XХІ ст.

Почему же за более чем 400 лет украинская государственная и предпринимательская элита не смогла сформировать устойчивые пути продуктивного развития? На мой взгляд, ущербность украинской элиты, никогда не фокусировавшейся на внешних вызовах и сбалансировано-прогнозируемом и продуктивном развитии, связана с кулуарностью, закрытостью, "семейственностью" и даже мафиозностью административно-хозяйственной системы. Проявлениями этой системы являются отсутствие или существенная ограниченность конкуренции, социальных лифтов, давление различных монополий с непрозрачными условиями деятельности на общество, также ограниченность или отсутствие справедливости (беспристрастности судов, правоохранительной системы, госучреждений) и инфраструктуры для личного и предпринимательского развития.

В этом контексте современный европейский подход в законодательном регулировании социально-экономического развития, конкуренции и предпринимательской среды, а особенно корпоративного сектора, эмитентов и фондового рынка (регулирующего эффективность и конкуренцию между предпринимателями) для украинского законодательства является маяком и прогрессивным ориентиром, но уже третий год подряд украинское общество наблюдает имитацию реформ. Отечественное законодательство остается консервативным и в значительной степени сосредоточено на обслуживании интересов олигархического капитала и ведущих профессиональных участников рынка, их регулировании и администрировании.

Принципиальным отличием от европейского законодательства в сфере финансовых и фондовых рынков является также то, что в отечественном законодательном регулировании деятельности фондовых бирж сосредоточено и сфокусировано внимание не на потребителя, клиента, инвестора, миноритарного акционера, а на профессиональных участников фондового рынка, что, в свою очередь, не позволяет и не обеспечивает условий для широкого использования инструментов фондового рынка с целью системного повышения благосостояния населения Украины и развития социально-ответственного инвестиционного капитала. По сути, это привело к обособленности отечественных ценных бумаг (ЦБ) от реалий экономики и потребностей людей, к ограниченности и кулуарности их использования.

В странах ЕС законодательные акты и регулирование финансово-инвестиционной сферы нацелены на запуск и эффективное действие механизмов конкуренции среди эмитентов, посредников (профессиональных участников фондового рынка), инструментов, а также на быстрый и транспарентный доступ к инвестированию и сбережениям, что обеспечивает и ускоряет развитие экономики с минимизацией рисков и максимизацией удобного инфраструктурного обеспечения для всех заинтересованных участников. В Украине же, наоборот, зарегулированность, тенизация и олигархизация экономики создали систему законодательного обеспечения теневых схем с выпуском фиктивных ЦБ под несуществующие активы, их обращение и т.п. В таких условиях на отечественном фондовом рынке ценные бумаги не выполняют возложенных на них задач, а помогают сформировать теневой сектор, избегать налогообложения, что делает невозможной выплату официальной и прозрачной прибыли через систему дивидендных выплат и т.п. Неужели для этого нужен фондовый рынок в Украине?

Государственные органы в лице Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) имитируют реформирование, вытесняя с рынка ЦБ лучших эмитентов Украины и способствуя обращению фиктивных бумаг. Так, новое положение о "фиктивных эмитентах" (принятое по состоянию на 18 апреля 2017 г.) не решит проблему использования ЦБ для манипулятивных операций, поскольку предложенные признаки фиктивности, кроме двух основных (невыявление эмитента по местонахождению и непредоставление регулярной информации), являются искусственными преградами, которые легко можно преодолеть. Для публичных акционерных обществ таких признаков 14, и, чтобы не быть фиктивным, эмитенту надо избежать соответствия трем признакам. Если эмитент зарегистрирован в помещении жилищного фонда, то можно легко изменить местонахождение, ведь сейчас это не влечет за собой внесения изменений в устав. Достаточно иметь одного работника и назначить ему заработную плату 3300 грн, а также реализовать продукцию или предоставить услуги хотя бы на 1 грн. А достичь норматива 25% "реальных" активов можно через затраты будущих периодов и другие оборотные активы, которые почему-то поставлены в один ряд с основными средствами и деньгами. НКЦБФР учла только 5 из 27 предложений пяти юридических и физических лиц. Это в основном поправки, не влияющие на установление признаков фиктивности, в частности вместо термина "обеспеченные облигации", отсутствующего в законе Украины, будет применяться термин "обеспеченные облигации предприятий". Не предложено размещение эмитентов только на организованных площадках торговли и большее количество в штате оплаченного персонала (на мой взгляд, должно быть минимум десять человек); не указано наличие реальных активов на достаточном уровне и регулярной, прибыльной профильной деятельности на протяжении нескольких лет; не предусмотрена стимулирующе-прозрачная система поддержки от маркет-мейкеров.

Таких аналогов регулирования фондового рынка ни в странах Евросоюза, ни в других цивилизованных странах, работающих по стандартам IOSCO (международные принципы регулирования фондовых бирж, признанные почти всеми странами мира), не существует, пруденциального регулирования по образцу стран ЕС нет и не может быть в таких условиях, потому что НКЦБФР — главный адвокат и защитник схемных, фиктивных ЦБ и враг реальных эмитентов и миноритарных акционеров. В связи с этим до тех пор, пока будет продолжаться профанация и имитация социально-экономических и финансово-инвестиционных реформ в Украине, положительные сдвиги как в социально-экономической сфере, так и на фондовом рынке Украины невозможны.

Кроме того, серьезным фактором, подавляющим развитие фондового рынка в Украине, является системное нарушение прав собственности, особенно прав миноритарных акционеров. Развитие отечественного фондового рынка требует нормализации и декриминализации в сфере прав собственности на активы. В странах, где не обеспечиваются элементарные правовые отношения, не может быть полноценной финансово-инвестиционной среды, в том числе и фондового рынка. Министерство юстиции Украины и отечественная судебная и правоохранительная системы, к сожалению, также не предпринимают эффективных шагов по борьбе с рейдерством и с рейдерами в государстве. Наиболее распространенными преступными действиями против крупных предприятий (эмитентов) в Украине являются: подделка документов; изменение адреса юридического лица, находящегося в залоге; проведение заседаний судов без уведомления ответчика и не по месту назначения, вынесение неправовых решений судами; уничтожение записей в общенациональном реестре владельцев; участие нотариусов в подделке документов и подписей.

Механизмы регулирования прав собственности в странах ЕС, в отличие от украинских реалий, четкие и однозначные, а их нарушители жестко и быстро получают суровое наказание при осуществлении таких правонарушений. Поэтому в данном контексте Украине следует также перенять европейский опыт об открытости и прозрачности в механизме предоставления и переходе прав собственности и, кроме того, в доступности и транспарентности относительно открытых реестров на землю, недвижимость, материальные и нематериальные активы, движимые и недвижимые ценности и т.п.

Последним важным фактором, который бы стимулировал развитие фондового рынка и системы корпоративного управления в Украине согласно параметрам законодательного обеспечения стран ЕС, являются также изменения к законодательному обеспечению в отечественной несовершенной системе приватизации и регулировании корпоративной среды. Существующая система приватизации Фондом государственного имущества Украины (ФГИУ) за последние 20 лет нацелена на получение приватизационных активов дружественными к действующей власти олигархами. Курсы на евроинтеграцию или на интеграцию в страны Таможенного союза не влияет на эти процессы. Подход стандартный — сначала обесценить, довести до банкротства, навязывая эмитенту искусственно долги; затем убедить общество и работников предприятия, что от данного актива нужно избавляться любой ценой. После этого проводят конкурс, к которому допускают только "нужных" участников этой схемы, если очень резонансно все происходит, то покупается актив не напрямую, а через "нейтральную" офшорную компанию с неизвестными собственниками, которая потом передает/продает этот актив нужной олигархической структуре (например, ПАО "Укртелеком", первая приватизация ПАО "Криворожсталь" и т.п.).

По состоянию на второе полугодие 2017 г. это касается ПАО "Киевэнерго", ПАО "ДТЭК "Западэнерго", ПАО "ДТЭК "Днепрэнерго", ПАО "ДТЭК "Днепроблэнерго". Ведь эти предприятия подлежали приватизации и были проданы по вышеописанной схеме в интересах одного владельца и по заниженной стоимости в 2012 г. Но стоимость указанных обществ в ходе приватизации 2017 г. была в 2–10,3 раза меньше (см. табл.). У украинского общества возникают вопросы: если предыдущая власть была "преступной", то эта власть, отвечающая за приватизацию, какая, "мегапреступная"?

Власть за последние 20 лет регулярно менялась, но приватизация госпредприятий происходит все так же непрозрачно, не на конкурентных условиях, без привлечения как можно большего числа участников, то есть не по европейским стандартам. При этом ФГИУ провел оценку акций вышеуказанных энергетических предприятий — флагманов нашей энергетики по крайне невыгодным и низким ценам, что в условиях значительного повышения тарифов для населения и промышленности абсолютно нелогично. Кроме того, приватизация путем аукциона проводилась в сверхкороткие сроки в отпускное время — немногим больше двух недель. В столь короткий срок, конечно, ни один иностранный инвестор не сможет принять участие в приватизации, и, соответственно, ФГИУ не сможет получить самую высокую рыночную цену за эти активы.

Можно только задать риторический вопрос: как так получилось, что эти предприятия потеряли в цене во много раз, то есть уменьшилась их стоимость? При том, что за это время — с 2012-го по 2017 г. — выручка от реализации продукции этих предприятий увеличилась в разы, то есть финансовые показатели улучшились. Так, только на 25-процентный пакет акций ПАО "Западэнерго" за 2016 г. произвело 13,3 млрд кВтбч на 16,1 млрд грн; кроме того, в рамках RAB-регулирования ПАО "Киевэнерго" эксперты оценили в 9,5 млрд грн, то есть разница с приватизационными ценами минимум втрое больше.

Замечу, что ПАО "ДТЭК "Днепрэнерго" в 2016 г. получило чистую прибыль 2,3 млрд грн против 4 млрд грн чистого убытка в 2015-м. Чистый доход этой компании в прошлом году вырос в 1,9 раза (на 6,8 млрд грн) по сравнению с 2015-м — до 14,1 млрд.

ПАО "ДТЭК "Днепроблэнерго" в 2016 г. получило чистую прибыль 471,2 млн грн против 573,3 млн грн чистого убытка в 2015-м. Чистый доход этой компании в прошлом году вырос на 25,6% (на 5,7 млрд грн) по сравнению с 2015-м — до 28 млрд. В таком случае вопрос к менеджерам, руководителям этих предприятий: как они внедряли корпоративное управление и как руководили предприятиями в том числе с госдолей, если они при продаже так значительно обесценились?

Еще больше вопросов к госчиновникам ФГИУ и НКЦБФР по реализации пакетов акций только мажоритарному акционеру, ведь европейские требования к публичным акционерным обществам — это минимум 15–50% реализовывать по широкой подписке миноритарным акционерам. Для Украины, для формирования ее фондового рынка и социально-ответственного инвестирования — это один из наиболее мощных и динамичных механизмов развития отечественного рынка ЦБ, но он искусственно не реализуется в пользу "избранных инвесторов". Финансовый сектор (банки, финансовые компании, страховые компании) мог бы наполнять свои уставные фонды реальными, а не фиктивными ЦБ, что сделало бы его стратегически более устойчивым к кризисам; работники и физические лица получили бы возможность тоже по широкой подписке почувствовать себя инвесторами, совладельцами, дифференцировать собственные сбережения, но существующие условия отнимают у них это право в пользу 20–30 олигархических семей в Украине. В таких условиях, если по знаковым, лучшим, крупным и высокодоходными предприятиями в Украине проходит нечестная приватизация по схемам и договоренностям, то это системный признак для иностранных инвесторов, что нет настоящей евроинтеграции, не существует равных прав, не формируется средний класс в Украине, невозможно полноценно и рассчитывая соответствующий риск реализовать инвестиционные программы. Поэтому прямые иностранные инвестиции в Украину снижаются: 2012 г. — 8,4 млрд долл., 2013 г. — 4,5 млрд, 2014 г. — 2,45 млрд, 2015 г. —
3,0 млрд, 2016 г. — 3,4 млрд, 2017 г. — 1,6 млрд долл. (за полгода). При этом отечественный промышленно-инвестиционный и кадровый потенциал не используется на полную мощность.

Объем иностранных капитальных инвестиций в Украину (без учета временно оккупированных АР Крым, города Севастополя и части зоны антитеррористической операции) в январе—июне текущего года составил всего 2,34 млрд грн, что в 1,9 раза меньше, чем за аналогичный период 2016-го. Кроме того, вышеупомянутое снижение влияет и на объемы экспорта отечественной продукции. Так, баланс внешней торговли товарами и услугами Украины в январе—июле 2017 г. сведен с дефицитом на уровне 3187 млн долл., что на 20,2% больше дефицита за январь—июль 2016-го (2,652 млрд). Баланс внешней торговли товарами и услугами по прошлогодним итогам сведен с дефицитом на уровне 5,581 млрд долл. В целом в 2011–2016 гг., то есть за минувшие пять лет, экспорт сократился почти вдвое — с
68,4 млрд долл. до 36,4 млрд. Такие тревожные макроэкономические тенденции свидетельствуют о неизбежности (или высокой вероятности) наступления очередного кризиса.

Для отечественного среднего и малого бизнеса отсутствие честных приватизационных конкурсов, стандартов корпоративного управления и действенного института фондового рынка Украины сигнализирует о профанации реформ, поэтому он и в дальнейшем будет работать в основном только в теневом секторе, минимизируя собственные риски, также меньше будет инвестировать, осторожно фокусируясь только на выживании в существующих условиях.

Подытоживая, отметим, что олигархическо-чиновничье саботирование реформ, имеющее мощное лобби в Верховной Раде, сформировало несовершенное, примитивное, а иногда искаженное и преступное для общества и экономики законодательное обеспечение приватизационных процессов, корпоративного управления и регулирования фондового рынка Украины. Отечественные власть имущие умело имитируют евроинтеграцию, консервируя неэффективный корпоративный сектор и затягивая этим украинскую экономику в очередной кризис. Цель построения законодательного обеспечения акционерных обществ, корпоративного управления и фондового рынка стран ЕС заключается в формировании равного доступа к широкому кругу инвестиционных инструментов, меньшей бюрократизации трансграничного сотрудничества в финансовом секторе, создании более конкурентных, контролируемых и эффективных финансовых посредников, предоставляющих безопасный доступ к инвестиционным активам, инструментам и сбережениям, что в целом оптимизирует и ускоряет развитие экономики ЕС. А если цель разная у Украины и ЕС, то и результат получаем абсолютно отличный.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter