Попов: Забыть о Крыме, амнистировать боевиков – возможные ловушки при введении миротворцев

ZIK

Завтра на Мюнхенском форуме будет также представлен специальный доклад о возможности приезда миссии ООН, подготовленный «группой Расмуссена». Бывший генсек НАТО сейчас кроме аналитики занимается и бизнесом, в том числе является заместителем председателя Совета латвийского банка Norvik Banka. Историю этого банка, его попытки купить украинскую дочку «Сбербанка», а также о связях владельца банка Г.Гусельникова стоит почитать перед учетом миротворческих предложений The Rasmussen Group.

Об этом в своем блоге на «Украинской правде» пишет народный депутат Украины, заместитель председателя Комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Игорь Попов.

По его мнению, российская делегация при переговорах о мандате миротворческой миссии будет настаивать на нескольких принципиальных моментах. Первое – это признать стороной переговоров марионеточные режимы ОРДЛО. Перед прибытием миссии по поддержанию мира в зоне конфликта должно быть подписано мирное соглашение, выполнение которого и должна обеспечивать миссия.

«Минских договоренностей» недостаточно для запуска решения Совбеза ООН. Кто же должен подписать мирное соглашение? Россия не признает себя стороной войны, Украина не признает ОРДЛО и вообще не имеет с ними никаких официальных контактов. Аргументами российской стороны будет то, что раньше для приема миссий ООН и правительства стран-реципиентов заключали договоры с «Хизбаллой», повстанцами в Индонезии или Южном Судане, хотя за многими боевиками также стояли правительства других стран, пишет Попов.

Следующая ловушка, по его словам, – отсутствие упоминаний о Крыме в мандате миротворческой миссии. «Смолчать о Крыме» – это значит забыть о Крыме. Старая российская задумка – повторение дипломатической формулы советской Прибалтики, когда никто не признавал аннексию, однако Запад молчал и протестов не высказывал.

Читайте также: Журналист рассказал о катастрофе, которая ждет Украину в случае выполнения Минских соглашений

Главный же риск договоренностей о миротворцах, по мнению Попова, – это то, что останется за закрытыми дверями и будет лишь обсужден на мюнхенской или иных встречах. А именно – политические пункты минских договоренностей. После дубайской встречи В.Суркова и К.Волкера сообщалось о рассмотрении параллельного выполнения плана ввода миротворцев и политических пунктов: выборов в ОРДЛО, амнистии боевиков и реального применения замороженного закона «Об особенностях местного самоуправления». Включая муниципальную милицию и другие атрибуты федерализации.

«Мандат миротворческой миссии нужно продлевать каждый год. И каждый год перед решением Совбеза ООН можем ожидать шантажа со стороны РФ: либо вето на продление миссии, или новые политические решения со стороны украинской власти. А также – политические решения Евросоюза и отдельных стран относительно постепенного снятия экономических санкций с России. И этих пунктов тоже не будет официально прописано в документах нормандской четверки», – отмечает нардеп.

Он добавляет, что заходя в процесс переговоров относительно мандата миссии ООН, нужно понимать весь дальнейший сценарий развития событий. И эту ответственность должны консолидировано принимать на себя все политические элиты Украины. Хотя расчет авторов плана заключается в том, что политические решения будет принимать уже новый украинский парламент, состав которого будет отличаться от действующего. А эта Рада – должна только дать разрешение на допуск иностранных военных формирований на территорию Украины.

«Детали мандата миротворцев, конечно, важны и также должны быть обсуждены. Так, национальный состав контингента группа Расмуссена предлагает формировать без участия стран-членов НАТО. В таком случае мы можем ставить условием «Если без НАТО – то и без ОДКБ». Или – две страны от НАТО, две от ОДКБ, и Швеция как лидер миссии.

Территория действия мандата пожалуй в результате будет расширяться поэтапно, с выходом на контроль украинско-российской границы. Наша сторона должна настаивать на включении инспекторских поездок и за пределы оккупированной зоны, в том числе для мониторинга состава и количества вооруженных сил РФ в районах, прилегающих к границе с зоной ответственности ООН», – пишет Попов.

Отдельным вопросом является возможное создание международной транзитной администрации, что тоже предлагается российской стороной, и здесь очень важны детали по срокам ее действия и механизма формирования, механизмах восстановления полного суверенитета Украины над этими территориями.

Читайте также: Путин лично принял решение об аннексии Крыма

«На украинском языке силы по поддержанию мира мы называем «миротворцы» – то есть именно они должны создать (установить) мир. В английском языке это «peacekeepers» – то есть, они должны обеспечивать соблюдение мирного соглашения. Операция «принуждения к миру» – это специализация других организаций. Полностью за нас агрессора к миру принудить никто не сможет. Поэтому решение должно быть не только о количестве и национальном составе контингента, но и об условиях мирного соглашения, соблюдение которых потом эти миротворцы будут контролировать», – подытожил Попов.