Почему в украинской политике "зрад" пока больше, чем "перемог"

Канал 24
Почему в украинской политике

Едва ли не самая главная новость месяца — это положительное голосование Европарламента по предоставлению безвизового режима для Украины. Огромное событие, значение которого ни в коем случае не надо преуменьшать. Очень надеюсь, что послы ЕС и Совет ЕС в ближайшие недели поддержат решение Европарламента и со середины июня, граждане Украины смогут наконец путешествовать в Европу без виз. Без сомнения — это "перемога".

Напомню, что на пути к безвизу власть выполнила множество требований ЕС: создала новые антикоррупционные органы, ввела электронное декларирование. Казалось бы, теперь должно быть все прозрачно и замечательно. А нет.

Возьмем рейтинг восприятия коррупции, который ежегодно публикует международная организация Transparency International. В этом рейтинге чем ниже ступень, тем более коррумпированная страна. И вот тут начинается "зрада". Согласно последнему исследованию, Украина занимает 131 место вместе с Ираном, Казахстаном, Непалом и Россией. Возникает логичный вопрос — как так может быть? Мы же все сделали для борьбы с коррупцией, а она никуда не исчезла. Почему?

Читайте также: Битва популистов: Тимошенко и Ляшко начали войну за землю

Есть несколько причин. Самая главная — это отсутствие политической воли у президента. В 2014 году Петр Порошенко советовал генеральному прокурору Яреме посадить трех своих друзей за решетку.

И что? Друзья Еремы не попали за решетку. Друзья следующего генпрокурора Виктора Шокина тоже. Не говоря уже о нынешнем главе прокуратуры Юрие Луценко. Ближайшие его друзья сейчас заседают в парламенте, во фракции БПП. Не пострадали и друзья Петра Порошенко, они продолжают вести себя вызывающе: как в политике, так и в бизнесе.

Президент просто пытается быть "хорошим" для всех. Порошенко очень хочет нравиться Западу, поэтому поддержал создание антикоррупционных органов. Но не очень хочет, чтобы они эффективно работали. Глава государства не отказывается от друзей и бизнес-партнеров, даже с запятнанной репутацией. Ему легче закрыть глаза на схемы, чтобы не испортить с кем-то отношения. Так называемые "договорняки" всех со всеми и тормозят движение вперед.

Читайте также: Дело Мартыненко: НАБУ задержало еще одного фигуранта

Другая причина — ограничение работы Национального антикоррупционного бюро. На прошлой неделе НАБУ исполнилось 2 года и чтобы не говорили оппоненты, бюро продемонстрировало, что оно хочет и может работать. Из-за разоблачения НАБУ одиозный судья Чаус и депутат Александр Онищенко сбежали за границу. А председатель Государственной фискальной службы Роман Насиров был вынужден разыграть спектакль с инфарктом, прикрываясь одеялом.

Но в этом перечне подозреваемых могло бы быть больше фамилий.

Не секрет, что между НАБУ и САП сложились очень непростые отношения. И вместо того, чтобы вместе быстро валить коррупционную гидру, на практике получается иначе. Я уже не говорю о том, что Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, которое должно проверять электронные декларации чиновников и нардепов — вообще беспомощная структура.

Читайте также: Луценко похвастался очередным задержанием взяточника

И немаловажная деталь. В НАБУ до сих пор нет права автономного прослушивания. Сейчас бюро пользуется техническими возможностями СБУ. То есть, если НАБУ возьмется за какое-то первое лицо в государстве, вполне вероятно оно об этом узнает.

Предоставление НАБУ права прослушивания — также вопрос политической воли и голосования в парламенте. Депутаты этого очень боятся и тем самым покрывают коррупцию.

А цементируют все это бездействие украинские суды. Они и "Беркут" на волю отпускают, давая им бежать в Россию, не говоря о коррупционерах.

Читайте также: Американский экс-прокурор подтвердила участие в конкурсе на аудитора НАБУ

Недавно я изучала румынский опыт борьбы с ТОП-коррупцией. Знаете сколько румынских чиновников приговорили к заключению только в декабре 2016 года? 91 человек! У нас за весь прошлый год в тюрьму отправили лишь 5 коррупционеров и среди них нет ни одного чиновника первой категории. Самый статусный заключенный — это начальник колонии. Для сравнения, в Румынии председатель антикоррупционного директората отправила в тюрьму брата бывшего президента, который кстати и назначил ее на должность. И суд его в этом поддержал.

Подытоживая, перечислю все "зрады" еще раз. Отсутствие политической воли у президента, искусственные барьеры, которые ограничивают работу НАБУ и контролируемые судьи — это то, что мешает очистить систему от коррупции. Но люди все видят и все понимают. Правда? Надеемся, что да.