Мир на грани конфликта: сенсационный доклад Мюнхенской конференции о состоянии международной безопасности

Украинская правда 3
Фото: securityconference.de

"В прошлом году мир стал ближе – слишком близко – к началу значительного конфликта".

Это – слова посла Вольфганга Ишингера, председателя Мюнхенской конференции по вопросам безопасности (далее – MSC). Этой фразой открывается Munich security report-2018, на котором будут основываться дискуссии на самом престижном в мире форуме по безопасности.

Во вступительном слове к этому отчету Ишингер приводит краткий перечень тем, которые могут стать "триггерами" большого конфликта. Это – напряженность между Северной Кореей и США, между Саудовской Аравией и Ираном, НАТО и Россией, а также война в Украине. "Ключевые договоры по контролю над вооружениями, такие как Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности, находятся под риском разрушения", – пишет он.

Но главная особенность нынешнего времени – способность ломать шаблоны.

До недавнего времени мировым лидерам даже не приходило в голову большинство вопросов, которые теперь являются поводом для споров, отмечает Вольфганг Ишингер.

"В 2018 году часть из этих кризисов может двигаться в сторону решения или эскалации – с потенциально катастрофическими последствиями. Мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы отойти от края пропасти", – подчеркнул он.

Мюнхенская конференция начинает работу в пятницу. Накануне "Европейская правда" перевела для своих читателей ключевые тезисы документа конференции. Весь дальнейший текст – прямое цитирование или краткое изложение исследования MSC.

Наша статья, как и это исследование, разбита на блоки – об общей ситуации в мире и о роли отдельных государств и регионов.

Мир на грани перелома

"Год назад, когда я занял эту должность, я призвал сделать 2017 годом мира. К сожалению, мир ушел в принципиально ином направлении. Поэтому сейчас я не делаю обращений. Я даю предупреждение – сигнал тревоги для нашего мира", – заявил в новогоднюю ночь генсек ООН Антонио Гуттериш.

По сути, сейчас мир оказался перед угрозой разрушения так называемого "либерального международного порядка", причем наибольшие угрозы исходят из самых непредсказуемых источников, говорится в докладе MSC. И это – не преувеличение.

Ведь ключевая ревизионистская сила сейчас находится... в Вашингтоне, в Белом доме.

Вопросы о роли Соединенных Штатов в поддержке кризиса возникают все чаще.

Между тем ЕС оправился от кризиса евро и финансового кризиса, но еще не стал глобальным стратегическим игроком. Китай становится сильным и все более напористым; в известной степени то же самое касается и России. Национализм находится на подъеме во многих странах. Полномочия международных органов постоянно ставятся под сомнение.

В течение многих десятилетий лидеры США определяли роль своей страны как квинтэссенцию силы добра в мире, основного защитника демократии и прав человека. Администрация Трампа отказалась от этого подхода. А госсекретарь Рекс Тиллерсон заявил, что продвижение ценностей слишком часто было "препятствием" для продвижения интересов США. Все это, к тому же, подпитывает политиков-националистов в других государствах.

Не меньше проблем – в развивающихся странах.

После завершения холодной войны аналитики и политики считали, что такие государства станут ответственными участниками либерального международного порядка.

Но шло время, и становилось все более очевидным: Китай и Россия не хотят этого, у них сложилось совсем отличное видение международного порядка и они будут продвигать именно его.

Нынешняя политика способна ускорить эту тенденцию. Страны Азиатско-Тихоокеанского региона сегодня подумают дважды, оставаться ли с Соединенными Штатами – ведь теперь Китай может быть для них лучшим вариантом.

Также Трамп изменил мнение Европы. "Времена, когда мы могли полностью полагаться на других, в определенной степени прошло. Это то, что я почувствовала в последние несколько дней", – заявила Ангела Меркель в мае 2017 года, после европейского турне Трампа.

Вместе с тем именно это, по ее словам, стало для Европы поводом для усиления ее роли в мире.

Союз с трещиной

Неопределенность в отношения со Штатами, Brexit, разногласия между государствами-членами (особенно в вопросе мигрантов), проблемы безопасности на границах: из-за этих "трещин" Европейский Союз плохо выглядел в начале 2017 года.

И хотя часть этих проблем сохраняется до сих пор, появились основания для хороших надежд. Рост экономики ЕС – неожиданно высокий, а общественное мнение о членстве в ЕС становится все более благоприятным.

В прошлом году Европа выразила готовность к интеграции в сфере обороны.

Двадцать пять государств-членов ЕС договорились о начале постоянного структурированного сотрудничества (PESCO) по оборонным вопросам. Германия и Франция договорились о совместной разработке реактивных истребителей следующего поколения. Еврокомиссия запустила Европейский фонд обороны. Военные бюджеты растут.

В то же время Brexit так и не прибавил ясности относительно будущей модели интеграции ЕС.

Некоторые ключевые члены Евросоюза после Brexit возобновили активность в вопросе интеграции ЕС (особенно это касается Франции при президенте Макроне), в то время как другие относятся к дальнейшей интеграции все более скептически.

Правительства Венгрии и Польши даже вступили в прямую конфронтацию с Брюсселем. Разногласия по поводу основных принципов ЕС, включая принцип верховенства права, стали беспрецедентным вызовом для Европейского Союза.

США: один дома?

Определить позицию США сейчас – сложная задача.

Даже по ключевым вопросам есть огромное расхождение между твитами Трампа, официальной стратегией и документами.

В качестве примера можно привести позицию США в отношении Северной Кореи. Заявления из Вашингтона с октября постоянно менялись – от заявлений Трампа о том, что переговоры с КНДР – это "пустая трата времени", до сообщений госсекретаря Тиллерсона, что Штаты готовы говорить с Пхеньяном в любое время и без предварительных условий.

Другой пример – Ближний Восток. Трамп то называет ислам "одной из великих мировых религий", то говорит о запрете всем мусульманам въезжать в США и заявляет, что "ислам ненавидит нас".

Стратегия национальной безопасности, обнародованная в декабре 2017 года, называет Китай и Россию противниками США и подчеркивает важность ценностей во внешней политике, но одновременно Трамп постоянно говорит об уменьшении значения прав человека.

Но по трем важным вопросам все же появилась ясность.

Во-первых, администрация Трамп считает международные отношения "ареной, где конкурируют нации, неправительственные организации". Это – принципиально новый взгляд на мировой порядок.

Во-вторых, США теперь отдают предпочтение подходу "мир через силу", что подтверждают сокращение инвестиций в дипломатию, значительные урезания бюджета Госдепа и финансирования USAID и одновременное повышение военных расходов.

В-третьих, Штаты во многих международных вопросах отошли в сторону и, по сути, "отреклись" от лидерства. США теперь не волнуют ни ЮНЕСКО, ни Транстихоокеанское партнерство, ни Парижское климатическое соглашение. Трамп пригрозил выйти из американской зоны свободной торговли (NAFTA) и снизил статус иранского ядерного соглашения.

В Украине политиков (и дипломатов) больше интересуют Европа и США. А для всего мира одним из приоритетных стал вопрос Китая.

Китай товарища Си

Авторитетный вашингтонский экспертный центр "Евразия групп" назвал недавнюю речь китайского лидера Си Цзиньпина "самым геополитически важным событием с тех пор, как Михаил Горбачев официально заявил о роспуске Советского Союза".

И то, что в Украине ее мало кто заметил – это, скорее, ошибка нашего государства.

"Социализм с китайской лицом вошел в новую эру", – сказал товарищ Си на 19-м съезде Коммунистической партии Китая в октябре 2017 года.

"Никто в мире не должен ждать, что мы проглотим что-либо из того, что подрывает наши интересы", – заявил он. Наглядные признаки нового подхода – это наращивание Пекином инфраструктуры в спорном Южно-Китайском море или поддержка "жизнеобеспечения" Северной Кореи, несмотря на жесткую международную критику.

Военный экспорт, импорт и оборонный бюджет Китая. Расчеты MSC по данным SIPRI

Китай готовит серьезную роль также для своей армии.

Амбициозные планы по модернизации, включая создание аналога оборонного агентства США DARPA, должны превратить Народно-освободительную армию Китая в "вооруженные силы мировой величины", особенно в сферах космоса, кибербезопасности и искусственного интеллекта. Таков план Пекина до середины XXI века.

Только сравните! Мы сейчас думаем в перспективе нескольких лет, а то и месяцев.

И даже внешняя политика США – мирового гиганта – похоже, сейчас также формируется вокруг краткосрочных выгод и "твитабельних" решений.

Тем временем Китай строит планы на 30 лет вперед!

Этот подход не свойственен странам Запада, это сильная сторона КНР.

Речь идет не только о военных вопросах. Углубление экономической зависимости других стран мира от Пекина позволяет стимулировать их (или принуждать) к сотрудничеству с Поднебесной также и в других сферах.

Но будущее несет также значительные вызовы для Китая.

В то время как это государство догоняет США в экономическом и военном измерении, китайские политики осознают также, что скоро они столкнутся с демографическими и социально-политическими вызовами критического уровня.

Несмотря на это, немногие китайские аналитики верят, что их государство в ближайшем будущем будет способно потеснить США с позиции мировой силы №1.

Россия. Сильна, но по-настоящему ли?

Декабрьский опрос общественного мнения показывает, что 72% россиян считают свою страну "великой державой". В 1999 году такой ответ давали 31% жителей РФ.

Если исходить из российской системы координат, РФ действительно достигла успехов. Война в Украине, которую подпитывает Москва, заморозила мечты Киева о вступлении в ЕС и НАТО. И пусть кампания по дезинформации на выборах 2017 года во Франции провалилась, россиянам все же удалось повлиять на президентские выборы в США.

Наконец, есть еще Сирия, самый яркий пример растущего международного влияния России. Ценой сравнительно небольших денег и военных потерь Москве удалось переломить ход противостояния в этой стране, укрепить режим Асада и самой закрепиться на ближневосточном военном плацдарме.

Сирийская кампания стала также полигоном для испытания новейшего российского военного оборудования – систем радиоэлектронной борьбы, беспилотников, оружия и ракет высокой дальности.

Но долгосрочные перспективы российской внешней политики не столь очевидны.

Во-первых, международное влияние России ограничивают внутренние факторы, особенно в экономике. ВВП этой огромной страны по размеру стоит рядом с Испанией.

Оборонные бюджеты стран мира. Расчеты MSC по данным SIPRI

Перспективы экономического роста в обозримом будущем – не слишком значительны. Кроме того, у страны – огромные проблемы в сфере общественного здоровья, а конкурентоспособность российской экономики существенно отстает от международного уровня.

Во-вторых, российская внешняя политика имеет ограниченные возможности, а соседи и партнеры этой страны воспринимают ее со всевозрастающей осторожностью.

В конце концов, даже если президент США Трамп порой и ударяется в дружественную риторику в адрес Москвы, большая часть американского истеблишмента видит в России своего главного соперника. "Россия бросает вызов американскому могуществу, влиянию и интересам, пытается ослабить американскую безопасность и благополучие", – говорит новая стратегия национальной безопасности США.

А фундаментальные противоречия, определяющие кризис отношений между Западом и Россией, остаются нерешенными.

Но прежде чем перейти к нашему региону – Восточной Европе – стоит вспомнить еще об одной горячей точке мира.

Ближний Восток: проклятый Залив

Восемь из десяти самых смертоносных конфликтов, которые происходят сейчас в мире, связаны с Ближним Востоком (если говорить о более широком определении этого термина, которое включает в себя также арабское Средиземноморье).

Отсутствие социального и экономического прогресса, растущие межконфессиональные разногласия, региональное соперничество, внешние силы – все это подпитывает противостояние.

Театром самой кровопролитной войны остается Сирия. Несколько сотен тысяч сирийцев погибли, более 11,6 миллиона были вынуждены покинуть свои жилища или даже бежали из страны. А режим Асада при поддержке России и Ирана восстановил контроль над большей частью страны.

Саудовская Аравия и Иран борются за влияние в регионе. Напряженность между этими ближневосточными центрами усилилась в последние месяцы. Их интересы пересекаются по всему региону, в том числе в открытых конфликтах в Сирии и Ливане. Турция изо всех сил пытается сбалансировать отношения с обеими странами, ища свою роль в непростом регионе.

Президенту Ирана Хасану Рухани в этом году пришлось изрядно побеспокоиться из-за народных протестов, вызванных экономической безысходностью. Между тем реформы и открытие экономики Ирана становятся все менее реальными, в том числе из-за агрессивной политики США, ведь администрация Трампа открыто определила своим приоритетом ограничение иранского влияния.

Восточная Европа: вместе или по отдельности?

Центральная и Восточная Европа в прошлом году оставалась в фокусе напряженных политических споров, а отдельные страны стали удаляться от стандартов демократии.

Но если политическая "линия разделения" Европы в 2017 году отодвинулась на запад, то военная – существенно сместилась на восток.

Военное сотрудничество на восточном фланге НАТО становится все активнее. В Польшу и Балтию год назад прибыли батальоны НАТО.

Но нужно признать: это усиление не способно сдержать серьезное военное нападение.

Альянс по-прежнему утверждает, что "не хочет новой гонки вооружений" и продолжает двойную стратегию сдерживания и диалога с РФ. Однако ползучее разрушение договоров о контроле над вооружениями и развертывание дополнительных военных потенциалов на западной границе России способно привести к дальнейшему ухудшению ситуации в сфере безопасности.

Основные договоры в области ядерного разоружения и контроля над обычными вооружениями, по сути, уже разрушены. Механизмы вроде Венского документа тоже не действуют – Кремль легко обходит их требования, как показали масштабные военные учения "Запад-2017" прошлой осенью.

Продолжающийся конфликт в Украине и вокруг Украины остается главным камнем преткновения. Ощутимого прогресса в выполнении Минских соглашений нет, перспективы политического решения конфликта остаются туманными.

И хотя осенью Россия неожиданно поддержала идею миротворческой миссии на Донбассе, которую до того продвигало украинское правительство, эта инициатива – по-прежнему путь в никуда, ведь РФ не дала согласия на миротворческий контроль над украинско-российской границей.

Между тем администрация Трампа отменила еще один подход эпохи Обамы – одобрив поставку в Украину летальных вооружений.

Но это не решит конфликт, скорее – зацементирует нынешний тупик.

В то же время агрессия против Украины вынуждает другие страны Восточной Европы задуматься о своей безопасности в новых условиях.

Но несмотря на декларируемую НАТО "политику открытых дверей", у наиболее заинтересованных во вступлении в Альянс государств нет шансов присоединиться к нему в ближайшее время. А идеи о новой архитектуре безопасности, которые звучат от экспертов, не выглядят ни привлекательными, ни достижимыми.