Я бы продал свой канал Медведчуку, – владелец NewsOne о будущем актива

Новое Время
Я бы продал свой канал Медведчуку, – владелец NewsOne о будущем актива

Новостные телеканалы NewsOne, 112 и ZIK уже в ближайшее время могут сменить собственников. Эту информацию НВ рассказал топ-менеджер украинского телеканала и подтвердил источник на медийном рынке, пожелавший остаться не названным. Покупателем собеседники издания называют политика Виктора Медведчука.

Участники рынка утверждают, что Медведчук проводит финальную стадию переговоров по покупке активов. И планирует оформить их приобретение, чтобы усилить свое влияние в украинской политике. Медведчук, известный своей пророссийской позицией, конкурирует в вопросе возможного приобретения телеканалов с командой действующего президента, давно пытающегося получить контроль над указанными каналами.

Согласно реестру юрлиц, телеканал ZIK принадлежит семье бизнесмена Петра Дыминского – супруге Елене, а также дочерям Жанне и Анастасии. До последнего времени телеканал 112 связывали с Андреем Подщипковым и полтавским бизнесменом Виктором Зубрицким. Впрочем, в СМИ часто реальным собственником телеканала называют Виталия Захарченко. В 2018 году 112-й в официальном реестре указал своим конечным бенефициаром гражданина Германии Эдуарда Катца.

Нынешний собственник телеканала NewsOne – Евгений Мураев. Именно с ним НВ БИЗНЕС провел интервью о возможной продаже его актива. Мураев рассказал, при каких условиях может уступить телеканал новому собственнику. И похвалил Виктора Медведчука, как политика и потенциального инвестора в телебизнес.

– На медийном рынке обсуждают покупку нескольких информационных телеканалов Виктором Медведчуком, среди прочих называются телеканалы 112, ZIK и ваш NewsOne. Так ли это?

– Если помните, то я уже продал телеканал и Игорю Кононенко, и Петру Порошенко, и прочим…

– Давайте серьезно.

– На самом деле я не планирую продавать телеканал. Со мной подобные беседы, в последнее время, никто даже не вел. На счет телеканала ZIK, у меня нет информации, но я очень сомневаюсь, что господин Дыминский сейчас продаст ZIK Медведчуку.

– Про 112 телеканал есть информация, что сделка состоялась и уже меняется менеджмент. Тоже самое говорят про NewsOne и ZIK.

– Я не знаю, где вы берете эти данные. О продаже 112 телеканала активно говорили полгода назад. Но, если вы заметили, ничего не поменялось. На самом деле информация, которую я слышал, говорит о том, что интерес к покупке упомянутых ресурсов есть только у Порошенко. Я не думаю, что Медведчук будет каким-то образом участвовать в этой сделке, конечным бенефициаром которой является Петр Алексеевич.

Сегодня телеканалы нужны исключительно власти, поскольку ресурсы, о которых вы говорите, мешают им взять полностью под свой контроль информационное пространство. Поэтому если бы кто-то и покупал эти три канала, думаю, основные бенефициары были бы Порошенко и его команда. Даже если бы проходила сделка, вряд ли бы она была публичной. И очень маловероятно, что кто-то бы знал об этом. А если бы произошла смена собственников телеканала, то произошла бы смена бенефициаров и топ-менеджеров.Если вы проанализируете взаимоотношения всех этих людей и их жизненные интересы, то поймете, что они просто на расстоянии километра друг с другом даже нужду не станут справлять

– Я с вами не согласен. Сделка вполне могла состояться с условием сохранить имя действующего бенефициара в системе раскрытия информации и вообще не предаваться огласке реальная продажа. На бумаге и в реальности владельцем телеканалов могут быть разные люди. По факту о вас говорят, что телеканалу дает деньги предприниматель Алексей Азаров…

– Это не возможно. Потому, что это очень дорогие игрушки и никто так рисковать бы не стал. Повторюсь. О телеканале NewsOne говорили многое, и кто только его не покупал – и Коломойский, и Курченко, и Кононенко, и Порошенко, и Азаров за ним стоял, а теперь Медведчук. Ничего нового. Если вы проанализируете взаимоотношения всех этих людей и их жизненные интересы, то поймете, что они просто на расстоянии километра друг с другом даже нужду не станут справлять. Поэтому это все разговоры, чтобы создать негативный имидж каналу. И сейчас, я думаю, это специально подогревается. Теперь разговоры, что хозяин Медведчук. Мы же понимаем, что учитывая его связи, он в нашей стране как фигура воспринимается неоднозначно. И представители власти на него регулярно выливают массу негатива. Учитывая усиливающееся давление на канал, сейчас сказать, что он скупил эти телеканалы, это просто проложить Администрации президента и всем шариковым мягкую дорожку, чтобы отнять лицензии. Поэтому это полнейший абсурд.

Влияния новостных каналов и их смотрение сильно увеличилось, учитывая политическую ситуацию в Украине. Сегодня инфотеймент заменил интертеймент. Люди стали предпочитать новости сериалам. И рейтинги Nielsen, на мой взгляд, не отображают реальной картины телесмотрения. Я, например, не знаю ни одного человека, который бы смотрел ТРК Украина, а он первый в рейтингах. Тот же Интер давно не продуцирует ничего нового в контенте, но по рейтингам все равно держится в топе. Поэтому, я думаю, что система измерения – это регулируемая и управляемая вещь и не отражает действительность. По сути, сейчас информационные каналы сильно наступают на пятки монстрам, а по влиянию на политику значительно опережают их. Поэтому, за контроль над новостными каналами идет борьба.

– Но вы не исключаете, что готовы продать телеканал, если поступит достойное предложение?

– В мире нет активов, которые не продаются. Просто есть люди, с которыми я никогда не буду даже разговаривать на эту тему, потому что у канала все-таки есть определенная миссия. Те переговоры, которые велись, вернее, предложения, которые поступали, поступали от людей, с которыми ни коллектив бы не работал, ни я бы им не отдал канала. Потому что то, что ты создаешь своими руками, к этому относишься, как к детищу своему. Всегда очень хочется знать, что у твоих детей все в порядке. В тоже время, если люди будут близки по взгляду, условно, и сделают какое-то адекватное предложение… Я пока таких предложений не вижу и не слышу, и пока не вижу для себя необходимости совершать подобную операцию. Да и в последнее время наш канал сильно атакуют, поэтому сильно сомневаюсь, что актив не рисковый, и в него кто-то захочет вкладываться.

– Так при каких обстоятельствах вы все-таки продадите свой телеканал?

– Вы не представляете, что происходило последние четыре года. Я конечно не ябеда, но могу вас заверить, что они использовали все методы, чтобы отжать канал. Отжать, купить, нытьем, угрозами, давлением, но пока что канал делает свое дело, нормально работает.

– И как вы отвечаете?

– Законными методами. Когда власть провела люстрацию, она лишила себя рук, ног, а самое главное – мозгов. Когда в кабинеты, которые должны заниматься делом, в той же правоохранительно-репрессивной машине, сели обезьяны,то нужного для них результата они просто не в состоянии добиться. Мы очень эффективно защищаемся. А на откровенный беспредел власть уже пойти не может, потому что мы активно работаем, в том числе и с международными организациями. И просто по беспределу нас закрыть не получится. Если бы они могли это сделать, сделали бы и до пленок Онищенко, и после, и до всех резонансных вещей, которые транслировал единственный канал в Украине.

– А Виктор Медведчук предлагал вам когда-либо покупку канала? Или его люди, окружение?

– Я с ним даже не знаком.

– А если бы предложил, продали бы?

– Во-первых, он не предложил. Во-вторых, у меня пока нет необходимости и нет никакого желания это делать. Как вы понимаете, на кону президентские и парламентские выборы, и очень важно, в том числе для политических партий, чтобы были свободные площадки. Вы меня видели хоть раз на 5 канале или на телеканале Прямой, том же Новом канале, Украине, Интере, видели? Я достаточно рейтинговый политик, представляю хорошие цифры для любого канала. Все топ-менеджеры борются за рейтинги, но эти каналы почему-то меня не зовут. Поэтому я прекрасно понимаю, что если перестанут быть и остальные каналы свободными, то нам светит политическое забвение или бойкот. А зачем нам это надо?

Нужно реструктуризировать активы для того, чтобы снизить риски от всяких обезьян, которые выступают с трибуны Верховной Рады и говорят, что нужно лишить лицензии СМИ

– Вы сказали, что есть такая категория людей, предложение которых вы даже не стали бы рассматривать. Но если бы все-таки предложение поступило от Медведчука или его людей, то вы бы отказались или взяли бы паузу подумать?

– Я бы для начала с ним познакомился. Потому что то, что о нас говорят в СМИ, особенно о властных, зачастую не соответствует действительности. Из оппозиционных политиков власть создает образ врага. Они чувствуют в нас угрозу себе. Если бы я понимал, зачем ему ресурс, как он им будет распоряжаться и с какой целью, и это бы совпадало с моим мировоззрением, то, все возможно. Но я с ним не знаком, и я сомневаюсь, что такое вообще предложение поступит. На сегодняшний день это, как подписать приговор. Потому что все остальные СМИ просто лепят врага из этого человека. Я читаю западную прессу и понимаю для себя, что как раз он был организатором большого обмена пленными. Он [Медведчук] член также контакт группы в Минском формате и использовав свои связи, сделал все, чтобы ребята, находившиеся в плену, вернулись домой. Но, учитывая, что у нас все и все, что связано с РФ или Путиным, прямо или косвенно, считается очень токсичным, я не думаю, что покупка телеканалов входит в круг его интересов и он будет этим заниматься.

– Хорошо, если как вы утверждаете вы якобы владелец канала, то где вы берете деньги на его финансирование?

– А вы декларацию мою посмотрите, я вообще не бедный.

– Это не ответ на вопрос…

– У News One уникальная экономическая модель, если вы посмотрите. Мы самые дешевые в производстве контента. Во-первых, у нас нет записных историй, у нас в основном прямые эфиры, поэтому основные затраты – это распространение и зарплата коллектива. Они не очень высокие по рынку. Поэтому легко ушли товарищи на Прямой, потому что им предложили серьезные деньги. Поэтому переходили люди на тот же ZIK, даже он платит больше, чем мы. А в остальном нам хватает рекламы, потому что мы в топе.

– Вы знакомы с действующим собственником телеканала 112, у вас есть какая-то связь с ним?

– Там группа компаний и там очень сложная система собственников и бенефициаров. Поэтому можно только догадываться кто именно владелец. Я знаком с топ-менеджментом 112 телеканала, у нас с ними прекрасные отношения.

– Месяц назад телеканал 112 озвучил имя своего конечного собственника. По реестру это некий Эдуард Катц. Но очевидно, что реальный собственник другой человек. Кто?

– Учитывая ситуацию в Украине, безусловно собственность надо уводить за границу. И нужно реструктуризировать активы для того, чтобы снизить риски от всяких обезьян, которые выступают с трибуны Верховной Рады и говорят, что нужно лишить лицензии СМИ. Прятаться и защищать интересы в Европе гораздо проще, чем в нашей стране, поскольку все разговоры о реформах судебной системы по-прежнему ни к чему не привели. Сегодня действует позвоночная правда. То есть все решается по звонку из Администрации президента. Касательно вашего вопроса, за столько бы я продал канал. Если бы я это и сделал, то дорого. Потому, что я уже вижу следующую ступень эволюции СМИ, как они должны выглядеть, как бы я строил канал, если бы строил его сегодня. Если бы предложение превысило затраты на построение нового канала, наверное, я бы согласился. Тогда бы я постарался построить новый, еще лучше и эффективнее, но однозначно с тем же коллективом, со своими ребятами. Мы уже придумали новую медийную модель, которую еще никто не видел. Сегодня это уже возможно. Технологии продвинулись вперед, средства донесения контента значительно расширились, и сейчас я бы уже совсем все по-другому сделал.