Грицак: Самая красивая речь о мире. Если бы не знал, кто говорит, подписался бы под каждым словом

Новое Время 2

Для меня самым важным событием прошлого месяца стало выступление Трампа в Варшаве. Поначалу он раздаривал щедрые комплименты полякам за вековую борьбу за свою свободу и свободу Европы, а затем размышлял над будущим мира и местом Запада в нем.

И тут Трамп произнес одну из самых красивых евлогий в адрес западной цивилизации: “Мы являемся самым свободным и красивым объединением наций, которое когда‑нибудь знал мир. Мы компонуем симфонии. Стремимся к инновациям. Заботимся о наших извечных традициях и обычаях, ищем и открываем новые таланты. Мы соревнуемся в совершенстве и любим вдохновляющие произведения искусства, чествующие Бога. Ценим правопорядок и защищаем свободу слова. Поддерживаем женщин — опору нашего общества и нашего успеха. Хотим познать все, чтобы лучше познать себя. И превыше всего ценим жизнь каждого человека, защищаем право каждого человека и разделяем надежду на жизнь в свободе”.

Я мог бы подписаться под каждым словом, если бы не знал, кто это говорит. Иначе как совместить фразы Трампа о достоинстве человека и поддержке женщин с его же “grab them by the pussy"? На ум приходят слова, приписываемые Махатме Ганди, когда его спросили, что он думает о западной цивилизации: “Это была бы очень хорошая идея!”

Выступление Трампа доказывает лишь одно: у него классные спичрайтеры. Особо отмечу их политическую корректность по отношению к Украине: в перечне самых больших польских трагедий ХХ столетия не упоминалась Волынская резня. Понятно, что это не заслуга Трампа. Судя по его заявлениям и твитам, он американскую историю толком не знает — с чего бы ему так ориентироваться в польской?

Говоря о главных угрозах, Трамп поставил в один ряд исламский терроризм и российскую политику

Критиковать Трампа легко. Особенно левым и либеральным критикам. Хотя им стоило бы обратить свои слова против себя же. Они как раз стыдятся говорить о патриотизме, семье, цивилизации, ценностях, отдавая это поле Трампу. Бывший польский премьер, а теперь глава Европейского совета Дональд Туск известен высказыванием о том, что является поклонником политики, когда из крана течет горячая вода, а все остальное второстепенно. Его же однопартиец и бывший польский президент Бронислав Коморовский советовал: “Если у кого‑то есть визии, обратитесь к врачу”.

Польский профессор права, публицист, ветеран движения за права человека Виктор Осетянский точно поставил диагноз болезни либералов: “Либеральные элиты забыли о потребностях человеческого достоинства, понимаемых иначе, чем экономический рост или участие в выборах”. Другими словами, нельзя представить себе, что варшавскую речь Трампа произносит кто‑то из лидеров ЕС или самых больших европейских государств, разве что за исключением Меркель.

И дело не в гоголевской формуле: “Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича…” Мол, если бы слова Трампа вложить в уста Туска или Юнкера. От современных европейских лидеров не стоит ждать таких речей. Они — в конце концов, скорее высокопоставленные бюрократы, а не лидеры. И в их бюрократическом подходе к проблемам Трамп видит одну из трех самых больших угроз для Запада наряду с исламским терроризмом и кремлевской агрессией.

Поэтому, когда заходит речь о необходимости для либералов заговорить языком ценностей, а не интересов, имеются в виду не сегодняшние старые или стареющие лидеры, а молодые люди. И тут мы переходим к еще одному важному событию июля: массовым протестам поляков против попытки правящей партии изменить конституцию. Молодежь пела национальный гимн, держа в руках плакаты: “KonsTYtucJA” и говорила о защите человеческого достоинства.

Это и есть новый тип протестных движений, начало которому положили Occupy и арабская весна. Главная проблема таких протестов: они яркие, но быстро угасают и неспособны перерасти в продолжительное политическое действие. Причина — они не могут найти собственный голос. То же самое было с революциями 1989–1991 годов. Им не хватало новой идеологии, потому что “горячую воду в кране” сложно назвать идеей. В свою очередь нехватка визии отражает сложность нового мира. И чтобы его понять, у нас пока даже нет готового словаря. Но зато есть новые слова: текучая модерность, постправда. И среди этих новых слов воскресает старое — достоинство. Слово, которое Трамп (точнее, его райтеры) назвали основой западной цивилизации. С этим можно согласиться, но с одной поправкой: западная цивилизация не является воплощением идеала достоинства, она — мечта об этом идеале. И пока по миру катятся молодежные протесты, эта мечта превращается в надежду: они дают шанс на появление новых политиков, которые заговорят уже языком достоинства, патриотизма и солидарности.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 11 августа 2017 года. Републикация полной версии текста запрещена.

Присоединяйтесь к нашему телеграмм-каналу Мнения Нового Времени