Операция "дискредитация"

УНИАН

Записи, продемонстрированные 5 декабря в Верховной Раде генпрокурором Юрием Луценко нанесли удар не столько по самому их фигуранту – Михаилу Саакашвили – сколько по его соратникам и союзникам, борющимся с пробуксовками нужных для страны реформ и коррупцией. УНИАН поинтересовался, как они отреагировали на ситуацию.

Поскольку украинцы уже чертовски устали от деклараций о борьбе с коррупцией – якобы наследием от прошлой власти, которую не то, чтобы победить, но хотя бы уменьшить нынешняя власть не может даже в собственных кабинетах, не удивительно, что мало кто верит представителям этой власти. Масла в огонь подливают и постоянные коррупционные скандалы с участием высокопоставленных лиц. Ведь их результатом становятся не реальные судебные приговоры, а грызня между собой силовых ведомств, не позволяющая собирать адекватную доказательную базу по фигурантам таких дел, что порождает подозрения в наличии сговора между предшественниками и нынешней политической элитой – по крайней мере, по вопросу возврата средств, выведенных из Украины в предыдущие годы или сохранения активов беглых украинских экс-чиновников и политиков до их будущего, возможно, даже триумфального, возвращения на родину… Поэтому обвинения в адрес лидера партии «Рух новых сил» Михаила Саакашвили в сотрудничестве с младоолигархом времен Януковича Сергеем Курченко, озвученные 5 декабря генеральным прокурором Юрием Луценко с парламентской трибуны, несмотря на убедительные видео- и аудиозаписи, воспринимаются украинцами с изрядной долей скепсиса.

Кто-то не верит, что подобные вещи можно обсуждать по телефону, кто-то сомневается, что разговор вели реальные Саакашвили, Курченко и их представители, кто-то обращает внимание, что запись, судя по качеству звучания голосов собеседников, велась со стороны беглого бизнесмена-младоолигарха, и, коль уж ею завладели украинские спецслужбы, то это могло произойти только в случае неких договоренностей с ФСБ (Курченко, как известно, скрывается в России) и т.д., и т.п...

Сторонники Саакашвили склонны оправдывать своего лидера / фото УНИАН

Тем не менее, можно как угодно относится к содержимому пленок ГПУ (иные сторонники Саакашвили склонны оправдывать своего лидера – дескать, брать деньги у Курченко – не преступление, а о том, что кто-то там готовился кого-то убивать, Михеил мог и не знать), но, как бы там ни было, они нанесли серьезный удар не столько по самому Саакашвили (его логика, в принципе, проста: если кто-то готов дать денег на раскрутку, почему бы их не взять), сколько по его публичным соратникам и союзникам, последовательно выступавшим против Курченко и вообще против самого сотрудничества с «семьей» Януковича и людьми из его окружения. Тем, кто, по разным причинам и в разное время, так или иначе поддержал движение, организованное экс-президентом Грузии, либо отдельные лозунги и требования, озвучиваемые в ходе протестов.

Собственно, подтверждением этого служит реакция на вчерашние события временных союзников Михаила Саакашвили, представителей новой парламентской «крови» - Еврооптимистов. Так, народный депутат из фракции «Блок Петра Порошенко» Светлана Залищук отметила, что «если подтвердятся пленки прокуратуры – это будет большой удар по демократическим силам и по доверию людей к мирному протесту». По ее мнению, Саакашвили должен дать «исчерпывающие ответы на все вопросы». «В частности, подробно рассказать о финансировании своей силы… Деньги Курченко означали бы не просто предательство, а полный подрыв перспективы антикоррупционной борьбы в этой стране, который так выгоден президенту. Люди катастрофически не доверяют политикам. И в условиях, когда власть не может это доверие к себе увеличить, ситуация с деньгами Курченко позволит отвлечь внимание от ключевых коррупционных дел в стране: Роттердам+, смотрящих за НАЗК, уничтожение НАБУ, расследований по растратам в Минобороны, ползучее возвращение схем и разделение потоков, расследование Насирова, рюкзаки министра и т.д.», - считает она.

В свою очередь, ее однопартиец Мустафа Найем заявил, что «Михаилу Саакашвили и его команде стоит дать исчерпывающие ответы на все возникающие вопросы. Отмалчиваться на обвинения, выдвинутые прокуратурой – не выход. Вполне возможно, что материалы, обнародованные Юрием Луценко сфабрикованы. Но «финансирование Курченко» - это тот случай, когда не хочется строить догадки. Являлся ли Дангадзе доверенным лицом Михаила? Были ли у него или его окружения контакты с Сергеем Курченко? Получала ли команда Саакашвили какую-либо поддержку из Российской Федерации? Молчание, лозунги и уклончивые ответы неприемлемы. В ситуации войны с Россией любые вопросы без ответов, подозрения и факты, которые невозможно объяснить - были бы убийственными», - написал он на своей странице в социальной сети Facebook.

Аналогичные вопросы озвучил и активист Автомайдана Алексей Гриценко: «Мне важно услышать: было ли какое-либо сотрудничество с Курченко? Какие источники финансирования деятельности «Руха новых сил» и за какие средства сейчас живет лидер [партии]?».

Многих из них уже успел заклеймить генеральный прокурор, мол, во время задержания экс-президента Грузии, они препятствовали «законным действиям по защите украинского государства, правоохранительных органов СБУ». «Уголовными деяниями мы считаем – и по этому поводу уже зарегистрировано уголовное производство – деяния всех лиц, которые препятствовали законным действиям по защите украинского государства, правоохранительных органов СБУ. В их числе – действующих народных депутатов: Игоря Луценко, Юрия Деревянко, Светланы Залищук, Мустафа Найема, Олега Петренко, Юрия Левченко, Сергея Лещенко, Виктора Чумака», - сказал Юрий Луценко с трибуны парламента и добавил, что следствие обязательно пригласит их и даст оценку их действиям.

Сергей Лещенко и Мустафа Найем заявили, что надеются на исключение их из состава фракции / фото УНИАН

В пропрезидентской фракции пошли еще дальше – совет «БПП» обратился к Залищук, Лещенко и Найему и призвал «покаяться». «Мы требуем публично объяснить всему украинскому обществу, избирателям, которые отдали за вас свои голоса, свою позицию и мотивацию при подстрекательстве украинских граждан к акциям протеста… Своих коллег мы призываем покаяться и признать свою ошибку», - говорится в заявлении фракции.

В ответ на это Сергей Лещенко и Мустафа Найем заявили, что надеются на исключение их из состава фракции. Впрочем, они об этом просят «родную» фракцию уже давно, и вряд ли руководство «БПП» им сделает подарок в виде такого «наказания» (в украинских юридических реалиях депутат, сам выходящий из фракции, лишается своего депутатского мандата. Если же фракция исключает депутата из своих рядов, он продолжает сохранять свой статус, будучи внефракционным нардепом, и как бы уже не несет ответственности за деяния политической силы, по спискам которой заходил в Верховную Раду).

Кроме того, соратники Саакашвили отмечают, что власть, ополчившись против него, в упор не замечает других деятелей, гораздо больше вредящих Украине. «Для меня ситуация с Саакашвили не стала неожиданностью. Я знал, что это случится, вопрос – когда и в какой форме. Что касается разговоров с Курченко, мне кажется некорректным комментировать это до официального заявления, которое должен сделать сам Саакашвили. Тем не менее, все это похоже на спланированную борьбу с инакомыслящими, кто делает открытые заявления против Порошенко. Зато СБУ явно игнорирует российское гражданство Труханова, олигарха из РФ Новинского, друга Путина Медведчука и еще ряд сепаратистов на Донбассе. Все они на свободе, хотя здесь для доказательства «кремлеского следа» не нужно никаких пленок», - рассказал УНИАН бывший народный депутат Егор Фирсов.

«[Власти] нужно понимать, что люди выходят не за Саакашвили, а против системы, против тотальной коррупции. И я уверен, что митинги будут продолжаться, власти своими же руками делают их более радикальными», - убежден он.

В то же время, некоторые союзники Михаила Саакашвили поспешили откреститься от связи с ним. Так, по словам народного депутата от «Самопомощи» Егора Соболева, лично он представляет на протестных акциях «Движение освобождения», а никак не «Рух новых сил». «Мы стоим отдельным лагерем. И мы пытаемся вам объяснить это с первого дня, - заявил он УНИАН. – Мы вышли сами, мы были инициаторами митинга 17 октября».

По его словам, представители «Движения освобождения» никогда не поддерживали Саакашвили. Зато всегда выступали против политических репрессий. Поэтому, независимо от того, против кого они направлены – против журналистов, добровольцев или общественных активистов – «мы всегда приходили и будем приходить людям на помощь», и, если репрессии направлены против Саакашвили, «мы приходим и к нему на помощь». «Но вы понимаете разницу между поддержкой и помощью?», - углубился в семантические тонкости парламентарий.

Некоторые союзники Михаила Саакашвили поспешили откреститься от связи с ним / фото УНИАН

Он отметил, что, поскольку требования «Движения освобождения» власть так и не выполнила – закон об отмене депутатской неприкосновенности пока только был направлен в Конституционный суд, избирательный кодекс принят только в первом чтении, закон об импичменте не выносился в сессионный зал, а закон об антикоррупционном суде даже не внесен в Верховную Раду – «ни о каком «расходимся» не может быть и речи».

«Что будет с делом Саакашвили – покажет время. Мне, по большому счету, плевать на него как на политика. Если брал деньги Курченко – надо отвечать. И политически, и уголовно, - написал на своей странице в социальной сети Facebook внефракционный народный депутат Олег Петренко. – Но каждый раз, когда на моих глазах будет проходить противостояния народа и спецназа, я всегда буду вписываться за людей, не колеблясь ни минуты, а уже потом думать и анализировать. И плевать на возможные репутационные потери и уголовное преследование».

«Сколько бы нас не пытались уничтожить, мы будем двигаться дальше. Нас пугают уголовными делами, но у нас нет активистов, против которых не было бы административных или уголовных дел. Мы не собираемся бояться и сдаваться. Мы воевали с этой «ОПГ» из высоких кабинетов, мы продолжаем эту борьбу. Будем под парламентом», - отметил еще один внефракционный народный депутат Юрий Деревянко.

По его словам, протест под парламентом сворачиваться не будет. Кроме того, активисты намерены обратиться в иностранные организации, «чтобы вся эта история не подавалась только лишь в выгодном для Луценко и Порошенко свете».

Сейчас все выглядит как глухой тупик. Сам Михаил Саакашвили то собирается объясняться с правоохранителями, то передумывает и прячется в палатках, хотя наиболее логичной выглядит заинтересованность политика в том, чтобы дать исчерпывающие ответы по поводу записей. Правоохранители то не могут удержать его, то не обращают внимания на публичные выступления под Радой, то начинают искать в палатках, провоцируя стычки с митингующими. Депутаты «морозятся», а участники акций протеста затрудняются рассказать, «за что стоим». В общем, все это похоже на очередной спектакль в духе «мы развели их, как котят» одного покойного классика украинской политики.

Но даже при всей маскарадности этого фрик-шоу, со всеми вялотекущими протестами, есть очевидная реальная проблема. Реформы в стране действительно не проходят в должном темпе, люстрация чиновников из окружения Януковича застопорилась, а борьба с коррупцией, похоже, местами поворачивает вспять. Посему – с власти можно и нужно требовать. Но требования должны быть осязаемыми и выполнимыми. Более того, у протестов должна быть какая-то конечная цель. А то, что сейчас озвучивает тот же Саакашвили, к сожалению, не имеет ни цели (убрать «власть барыг» – понятно, но что дальше?), ни четкого механизма исполнения. К примеру, закон об импичменте нуждается в поддержке в 300 голосов, а до этого нужно обратиться в Конституционный суд за разъяснениями, а дальше депутаты могут неделями спорить о реальном механизме реализации такой инициативы... Поэтому, даже если в поддержку такого требования выйдет несколько сотен тысяч человек, сидеть им в палатках до очередных выборов.

А политическая акция, не завершающаяся победой, сама по себе – поражение для тех, кто заслуженно критикует власть, пытаясь подстегнуть ее работать лучше.

…И власть это отлично понимает.

Татьяна Урбанская, Татьяна Поляковская