Беломорканал нашего времени: Керченский мост – русский чемодан без ручки

Канал 24 2


Почему русским не стоит радоваться якобы завершению строительства Керченского моста, а также что общего у "стройки века" с БАМом и Беломорканалом.
Керченский (русские упорно называют его Крымский) мост на днях все же был введен в эксплуатацию. Всероссийская наглость вроде как победила неписаные законы логики и вполне себе писаные правила международных отношений. Путин вошел в историю как идеолог и инициатор строительства самого длинного моста в Европе, кремлевская пропаганда снова заиграла затертую до дыр пластинку «Крым наш» и даже сопоставил важность строки со строительством «Беломорканала».
Вот только за горами пафоса скрывается целый ворох проблем, который позволяет сравнить долгострой с мифической Вавилонской башни, которая под аналогичным грузом в один прекрасный день попросту рухнула. Давайте же рассмотрим основные причины, почему Керченский мост ждет печальная участь.
Москва втянула в незаконное строительство партнеров из Евросоюза. Две компании из Нидерландов – Dematec Equipment и Bijlard Hydrauliek – вовремя подогнали мостостроительную машину и важнейшие запчасти для нее. Нарушение санкций налицо: поскольку ПАСЕ недавно приняла резолюцию, в которой признает Крым оккупированной территорией, украинские территориальные воды около полуострова также можно считать неправомерно захваченными. Голландцы, однако, пытаются изображать хорошую мину при плохой игре, заявляя, что работы велись исключительно на территории РФ, поэтому никто ничего не нарушал. Двойка вам по географии, господа, без права пересдачи.
Москва связала украденный у Украины Крым с Краснодарским краем, но связь эта еще долго будет неполноценной. Глава государства-агрессора хоть и проехался в западном направлении за рулем КамАЗа, но это было скорее в порядке исключения. Экспертная комиссия пока не дала разрешение на движение по мосту большегрузного транспорта, поскольку прочность отдельных конструкций все еще вызывает сомнения. Да и сейсмическая неустойчивость в этих краях вполне может сыграть пагубную роль на фоне многочисленных дефектов объекта.
Движение легковых автомобилей вроде как не запрещено, однако эффект от него будет приблизительно как от пятой ноги у собаки. Жителям СКФО кататься на полуостров нет смысла, ведь самим есть где отдохнуть. Тем, кто живет севернее, так или иначе придется делать внушительный крюк мимо Азовского моря – как бы не вышло так, что долететь самолетом из Москвы или Питера будет быстрее и выгоднее. Украинские законы же нарушаются в любом случае. Можно, конечно, порассуждать о торговых вопросах, но грузовикам проезд пока запрещен, а гонять товар в час по чайной ложке на легковушках – занятие с сомнительной окупаемостью. Жители Крыма и подавно не извлекают глобальной выгоды из текущей ситуации. Дефицит топлива после оккупации предсказуемо спровоцировал рост цен, и потому в шоп-туры на украинский материк крымчане ездят преимущественно в складчину, а не каждый сам по себе.
Нет никакой ясности и по вопросу железнодорожного сообщения. План по первоначальному строительству моста непонятным образом был перевыполнен на полгода, однако движение поездов здесь в лучшем случае обещают открыть к декабрю 2019 года. И если нет уверенности в том, что конструкция выдержит одновременно пару десятков фур, то о составах из пары десятков вагонов (неважно, пассажирских или товарных) заикаться пока вовсе не стоит. В итоге получается что-то вроде БАМа: освещаемое на всех каналах строительство, сотни миллиардов рублей из госбюджета, торжественное открытие… и непонимание того, что делать с объектом инфраструктуры, который рискует никогда не окупиться. Убытков гарантированно будет больше, чем прибыли, если не случится чудо или с РФ вдруг не снимут санкции.
Впрочем, есть и другая аналогия. Ее то ли сдуру, то ли еще по какой-то причине озвучила бывшая актриса, а ныне политик-единоросс Яна Поплавская. Заслуженная «Красная шапочка» назвала Керченский мост не БАМом, а «Беломорканалом» нашего времени. Тем самым, который также был построен за два года, где были засыпаны в землю миллионы рублей, на строительстве которого советская власть уморила тысячи людей и который в настоящее время фактически не используется по назначению.



Слова выжившей из ума русской актрисы оказались на удивление точными
При этом Россия умудрилась хорошенько напакостить Украине, запретив прохождение через пролеты моста суден длиной более 160 метров (прежнее ограничение составляло 200). Если свериться с прошлогодней статистикой мариупольского порта, по новым прогнозам, количество заходящих туда судов уменьшится почти на четверть. При этом корабли из диапазона длины 160-200 метров обеспечивали более 40% объема грузопереработки. 500 миллионов гривен – наиболее оптимистичное предсказание по сумме наших убытков до конца 2018 года, а ведь может быть и хуже.
Президент Порошенко уже успел дать предсказуемый комментарий насчет того, что мост построен незаконно, но очень пригодится оккупантам, когда они будут «делать ноги» из Крыма. В ответ нашлись доброхоты, попрекнувшие главу государства: Россия, мол, за два года вон что отгрохала, а вы, Петр Алексеевич, едва на собачью будку фельдшерско-акушерский пункт сподобились.
Следует признать, что доля правды в этом есть, однако отдельные претензии, правда, выглядят довольно бестолково. Вы помните, почему в Киеве никак не достроят один из мостов через Днепр и не начали до сих пор прокладывать ветку метро к Троещине? Да потому, что с обитателями Русановских садов никак не удается решить вопрос выкупа их частной собственности. Путин и его ближайший соратник Аркадий Ротенберг на правах главного подрядчика ничего не выкупали и разрешения на строительство ни у кого не спрашивали. За такое и жалобу в арбитражный трибунал Конвенции ООН по морскому праву не грех подать.
Знаете, будет очень забавно, если все старания Кремля пойдут на дно морское и утянут за собой и без того разваливающуюся экономику. Хоть в прямом смысле, хоть в переносном.
Виталий Могилевский, Без Табу