У Путина рвет «башни»: нефтегазовый коллапс и смута олигархов

Финансово-политические кланы в РФ, определяя свою мощь, меряются «кремлевскими башнями». Политологическая ассоциативность с одной из них автоматически определяет олигархический «highest level» группировки. Главный бонус этого статуса – максимальная близость к Путину и формат «all inclusive» в освоении государственного бюджета.

Владимир Путин и глава

В настоящее время эксперты насчитывают три олигархические «башни» Кремля – главы «Роснефти» Сечина, председателя совета директоров банка «Россия» Ковальчука и бизнес-семейства Ротенбергов. Их могущество в РФ цементируют многолетние личные отношения с Путиным, которые они удачно капитализировали в миллиарды долларов.

Первые двое – выходцы из кооператива «Озеро». После избрания своего наиболее известного члена президентом РФ в 2000-м, они строят «кооператив» уже в масштабах всей страны. Третьему же оказалось достаточно статуса тренера Путина по дзюдо, чтобы конвертировать его во влияние и деньги.

В периоды высоких цен на нефть и газ «башни» соперничали, но разделяли ниши для обогащения. Масштабы докризисного бюджета РФ позволяли путинской олигархии избегать открытой конфронтации.Карты спутали обвал цен на нефть и газ, а также пандемия.

Больнее всего в РФ просели нефть и газ – кровеносные системы режима путинской олигархии. Бюджет РФ свёрстан при цене нефти Urals в $42,4. При этом средняя ее цена на роттердамском рынке в апреле 2020-го составила $16,2 за баррель.

Согласно исследованию экспертов компании из Саудовской Аравии «Saudi Aramco», себестоимость российской нефти – одна из самых высоких в мире — более $40.

По расчетам экономистов, комплекс негативных факторов приведет к сокращению доходов РФ от экспорта нефти в 2,5 раза. А необходимость консервации месторождений угрожает технической невозможностью возобновления добычи.

В газовой сфере РФ также наблюдается резкое сокращение доходов. Кризис второй год подряд рвет газового монополиста в клочья. По итогам 2019-го компания зафиксировала убытки, потратив на капитальные стройки, в том числе пресловутый «Северный поток-2», на 190 млрд рублей больше, чем получила от операционной деятельности.

Реальная цена на газ в Европе – $50-60 за тысячу кубов. При этом, в бюджете «Газпрома» заложена стоимость $175−185. Fitch прогнозирует, что по итогам года «Газпром» получит кассовый разрыв до $10 млрд.

Бюджетные дырки в Кремле традиционно латают деньгами населения и крупнейших госкомпаний, поделенных между «башнями». При этом успешность самих компаний и эффективность управления ими не ставится во главу угла. Главное – обеспечить ресурсами бизнес-проекты ближайшего окружения Путина. Именно здесь проявляются тектонические противоречия между «башнями».

Экономика РФ съеживается на глазах, «шерсти» на всех не хватает. Поэтому «башни Кремля» шатает. Между ними идут войны за право припасть к бюджету, в том числе «чужому», отхлебнув оттуда побольше. Путин же пытается этому подыгрывать, чтобы сохранить влияние.

Пока одни госмонополии рассчитывают на вливания из бюджета и налоговые послабления, других ставят «на счетчик». Это вызвано как воспитательными моментами со стороны путинской вертикали, так и внутренне-видовой борьбой.

К примеру, во время недавней встречи с генеральным директором ОАО «Российские железные дороги» Белозеровым Путин поставил условие изъять из доходной части бюджета компании около 570 млрд рублей, которые планировались как инвестиции в инфраструктуру.

Белозеров, который «прописан» в «башне» Ротенбергов, апеллировал, что подобное решение заблокирует стратегические проекты РЖД. И – предложил в бюджет РФ 200 млрд. Торг завершился согласием Путина, с последующим поручением искать Белозерову сменщика. Последнее обосновано, в том числе, пониманием меркантильных интересов «железнодорожника» и его покровителей из «башни».

С куда большим пониманием Путин относится к потребностям Сечина, главы «Роснефти», еще недавно государственной компании, а ныне – с размытым госпакетом. В российских деловых кругах устали считать просьбы Сечина о финансовой поддержке или налоговых послаблениях.

На днях тот в очередной раз попросил правительство снизить тарифы на транспортировку нефти до уровня 2008 года и предоставить налоговые льготы для трудноизвлекаемых запасов газа, а президента РФ – освободить от налогов инвестиции «Роснефти». В этих предложениях, кроме желания сохранить доходы, читаются попытки нажать на оппонентов – РЖД и «Транснефть», с которыми у Сечина отношения не сложились.

Необходимость снижения транспортных тарифов и налогов Сечин объясняет сложной ситуацией, в которой оказалась «Роснефть» из-за падения цен на нефть. В первом квартале 2020 года компания зафиксировала убыток в 156 млрд рублей.

Показательно, что отрицательный финансовый результат Сечина в «Роснефти» не смущает Путина. В правительстве РФ готова директива о продлении ему контракта на пять лет.

Там и дальше планируют решать вопросы монополистов за счет граждан. Несмотря на то, что государство достаточно странно утратило контрольный пакет в корпорации. И несмотря на то, что, к примеру, частный «Сургутнефтегаз», в отличие от «Роснефти», к середине 2019-го накопил на счетах $46 млрд, позволившие ему противостоять кризису.

Аналитики уверенны, что крупнейшие компании РФ, а иначе говоря, – кошельки Путина, и дальше будут накапливать убытки, погашая их за счет госбюджета. Это – их единственна антикризисная стратегия. Они будут подавать это под соусом реализации стратегических проектов, которые якобы подогревают российскую экономику. Хотя на самом деле речь идет о масштабном перераспределении денег и активов в пользу подрядчиков из пула «друзей Путина».

При этом явно аналитики обращают внимание на ключевой фактор риска в отношении вечного президента. Его разное отношение к так называемым «друзьям» подогревает градус противоречий в группировке. Он максимально обостряет борьбу за власть и ресурсы в условиях ослабления собственных позиций.

Крайний фактор может стать краеугольным для РФ, где «смута бояр» является традиционным механизмом смены власти. История этой дивной страны знает примеры, когда противоречия в окружении царя определяли последующие радикальные действия в отношении него. А в условиях России ликвидация правителя обычно расширяет экономические горизонты свиты…

Поэтому не стоит удивляться, если Путин неожиданно отравится таежной морошкой, утонет в батискафе или разобьется о косяк двери бункера в Ново-Огарево, где прячется от коронавируса…

Продолжая просматривать Новости Украины (UAZMI), вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь на использование файлов cookie