Прогнозы пессимистичны. Как в Украине воруют на медзакупках и почему тяжелобольные могут не получить помощь в этом году

Украинцы, которые получают лекарства за государственный счет, уже осенью могут остаться без медикаментов — с таким заявлением на прошлой неделе выступили несколько объединений пациентов. Они потребовали отставки нынешнего главы Минздрава Максима Степанова. Сам министр заявил, что он контролирует ситуацию и пациенты будут получать их без перебоев.

Радио НВ поговорило с председателем Комитета по вопросам здоровья нации, медицинской помощи и медицинского страхования, нардепом из фракции Голос Ольгой Стефанишиной, а также руководителем Центра исследований в области здравоохранения Киевской школы экономики Ярославом Кудлацким о том, что происходит с лекарствами для пациентов и многолетней историей со скандалами по закупке медпрепаратов.

Радіо НВ · Що відбувається: Хто спричинив колапс з ліками для тяжкоховорих?

— По какой схеме вообще проводятся закупки в авральном режиме?

Кудлацкий: Схема остается той же, что была в предыдущие годы, только с одной разницей, что в этом году полноценно заработало государственное предприятие Медицинские закупки Украины, которое должно дополнить перечень организаций, осуществлявших медицинские закупки в предыдущие годы для Министерства здравоохранения: Crown Agents, ПРООН, а также UNICEF — это международные организации, которые осуществляют подобные закупки не только для Украины, но и для других развивающихся стран.

Это была целенаправленная стратегия страны по введению такого национального закупщика, специализации «медицинские закупки». В этом году планируется, если я не ошибаюсь, что из 40 централизованных программ Министерства здравоохранения 14 будет закупать ГП Медзакупки Украины. У нас за этот период сменилось три министра и, наверное, из-за смены власти произошли задержки с передачей этих закупок в ГП Медзакупки Украины.

— Объединения пациентов заявили о срыве закупок лекарств, одним из рисков которого называют коррупционный. В чем он заключается?

Стефанишина: Это история, которая произошла в 2014 году в Украине, когда еще был министр Мусий, — тогда просто целый год не проводили тендеры на закупку лекарств, вакцин, медицинских изделий для тяжелобольных людей. Министерство здравоохранения ежегодно получает значительную сумму средств на централизованные закупки (в этом году почти 10 миллиардов гривен). Когда затягиваются тендеры, в конце года эти средства уже куда-то «сливаются». [Но] все срочно нуждаются в лекарствах, Министерство в быстром режиме просто контрактует те фирмы, которые им выгодны, скажем так.

Так произошло в 2014 году, когда целый год не проводились тендеры, а затем в декабре Министерство здравоохранения просто перечислило стопроцентную предоплату фирмам «прокладкам», дистрибьюторам, и по факту с тех пор ряд лекарств даже не приехали. Такие ургентные закупки искусственно создают для того, чтобы потом в конце года просто «слить» средства, куда им выгодно.

— С какого времени, если посмотреть на многолетнюю историю работы Минздрава, вы прослеживаете историю со срывом закупок? При каком министре здравоохранения этого было больше всего?

Стефанишина: Схемы при закупках были всегда — до 2015 года, когда у нас лекарства начали закупать международные организации. То есть к тому времени отмывалось до 40% средств на государственных закупках лекарств и вакцин. Цена на некоторые препараты иногда была выше в 20 раз. Конечно, крупнейшая такая коррупционная сеть была при [министре здравоохранения во времена президента-беглеца Виктора Януковича Раисе] Богатыревой. Но, в принципе, и до нее была такая практика, [уже даже] при [главе Минздрава в 2014 году Олеге] Мусие. То есть министра всегда «ставили» в министерство «на закупки».

— Чтобы запустить процесс закупок, нужно подписать немало указов и других нормативных документов. Сколько нужно времени для того, чтобы все бюрократические процедуры были соблюдены?

Стефанишина: Потеряно уже почти полгода — Министерство здравоохранения должно было запустить все эти процессы в январе: как только сформировался бюджет, формируется паспорт бюджетных программ, и перечень лекарств фактически уже был сформирован в ноябре, но не утвержден. Министерство здравоохранения тормозило до мая его вынесение на заседание Кабмина. Если бы Министерство начало закупки в январе, мы бы уже имели лекарства, поставки за текущий год.

Сейчас международные организации еще даже не получили заказ МЗ, то есть еще не начали тендеры, а это занимает время — от объявления тендеров до поставок полгода точно (поскольку лекарства еще предстоит произвести). А в ситуации с коронавирусом это еще хуже, потому что теперь мы просто будем стоять в очередях, что еще больше скажется на поставках. Я делаю очень пессимистические прогнозы. Мне кажется, вряд ли с такими темпами мы увидим лекарства в этом году.

— Такая ситуация с закупками лекарств — это небрежность или сознательное торможение всех необходимых этапов?

Стефанишина: И то, и другое. У нас была и [бывшая министр здравоохранения] Зоряна Скалецкая в начале, потом [Илья] Емец, затем [Максим] Степанов — этот калейдоскоп некомпетентных министров, которые не могут вообще организовать процессы, является первой причиной.

Вторая причина: все-таки сейчас в Министерстве присутствуют люди со времен Богатыревой. Нам об этом истинно известно, их видят в коридорах Министерства — это люди, которые знают, как строить схемы на закупках. Я предполагаю, что это также и сознательное затягивание, для того чтобы просто «слить» средства на те фирмы-«прокладки», которые сегодня выгодны людям, которые хотят снова зарабатывать на закупках.

— Что нужно изменить в законодательной и управленческой сферах здравоохранения, чтобы историй со срывом закупок и медицинских препаратов у нас больше не возникало?

Кудлацкий: Вопрос необходимо направить в профильные организаций (например, ГП Медицинские закупки Украины), чтобы они выполняли свою главную функцию — закупки лекарственных средств и медицинских изделий. И [нужно] снять этот вопрос с, так сказать, полисимейкера [создателя политики — НВ] — Министерства, которое должно формировать политику, а не заниматься ее реализацией.

Отменять или продолжать: украинцы делятся мыслями о втором этапе медреформы

Новости по теме

Степанов назвал достойную зарплату врачей, от которых «можно требовать качественно нас лечить».

Министр здравоохранения Максим Степанов заявил, что заработная плата медиков в Украине должна стартовать от 20 000−25 000 гривен.

2

«Он был одним из лучших». Илон Маск пообщался с родственниками конструктора Королева

Основатель космической компании SpaceX Илон Маск пообщался с родственниками украинского конструктора Сергея Королева.

1 1

Пандемия COVID-19. В Херсонской области за сутки не зафиксировано новых случаев коронавируса — глава ОГА

В Херсонской области за сутки не зафиксировано лабораторно подтвержденных случаев заболевания коронавирусом COVID-19.

1

«Старый друг и кум». Саакашвили встретился с Ющенко

Председатель исполнительного комитета Нацсовета реформ Михеил Саакашвили встретился со своим кумом и бывшим президентом Украины Виктором Ющенко.

2

В Полтаве арестовали трех подозреваемых в нападении на авто «Укрпочты» .

Правоохранители нашли похищенные деньги.

1

Продолжая просматривать Новости Украины (UAZMI), вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь на использование файлов cookie