Пандемия коронавируса показала, что деньги ничего не решают — владелец сети Медтехника.

Владелец сети Медтехника Алексей Давиденко в интервью НВ Бизнес рассказал о том, как на самом деле оснащены украинские больницы и почему пора разворачивать спецгоспитали для заражённых COVID-19

Количество заболевших новым коронавирусом Covid-19 в Украине продолжает расти. Пока потребители покупают маски по 20−30 грн за штуку и учатся готовить санитайзеры, бизнес занимается поиском ИВЛ аппаратов и обеспечивает врачей защитными костюмами. Украинские чиновники занимаются поиском оборудования и тестов.

Все эти усилия нужны, но правительство пытается догнать вчерашний день, говорит владелец сети Медтехника и эксперт на рынке медицинского оборудования Алексей Давиденко. Его бизнес предполагает хорошую осведомленность в реальном состоянии украинских больниц. Сейчас предприниматель консультирует чиновников в том, что именно надо закупать для борьбы с пандемией.

Ситуация осложняется тем, что государству сейчас не сильно поможет частная медицина, а на мировом рынке сейчас тотальный дефицит всего, от аппаратов ИВЛ до баллонов для санитайзеров и мембран для нормальных защитных масок. Выход — в правильной концентрации ресурсов.

В январе-феврале из Украины было вывезено товаров, которые помогают противодейстовать коронавирусу, на сумму $15,2 млн. Что больше всего вывозили?

Больше всего вывезли масок и респираторов. Но я считаю, что обвинять в этом бизнес нельзя. Предприниматели всегда работают по тем законам, которые устанавливает страна. Украина не запрещала экспорт таких товаров. У меня есть коллеги, которые год назад приобрели в Китае 2 млн масок по 3 цента каждая. Те же продавцы обратились к моим коллегам два месяца назад и попросили продать каждую маску за доллар. Почему нельзя заработать 3600% на тех же китайцах, на их же масках?

Товары у нас выкупали представители тех стран, которые столкнулись с коронавирусом раньше, и начали испытывать дефицит масок и респираторов. Украина была одной из таких стран. Когда я это понял в начале февраля, то публично заявил, что нужно закрыть экспорт, что позволит избежать ажиотажа. Но еще месяц после этого маски вывозились. Я считаю, что вопросы нужно задавать СНБО, премьер-министру, министру экономики и главе таможни.

Насколько сильным является дефицит, каких товаров больше всего не хватает?

Не хватает масок, дезинфекторов. Эта проблема очень беспокоит людей. Например, зайти в магазин или аптеку без маски нельзя. А где ее взять? Тоже самое касается дезинфекторов, бактерицидных ламп или пульсоксиметров (аппарат накладывается на палец и измеряет уровень кислорода), о которых говорит доктор Комаровский (один из вспомогательных методов диагностики пневмонии — ред.)

Но когда говорим о дефиците, мы обсуждаем проблемы вчерашнего дня. Власть пытается догнать поезд, который уже ушел. Сейчас перед Украиной стоит другая проблема — как быстро создать большое количество койкомест. Сейчас складывается обманчивое впечатление, что у нас небольшое количество заболевших — около 300 и удастся проскочить.

Но если ситуация будет развиваться по примеру Испании, Нидерландов, Бельгии и не дай бог Италии, то нам не хватит всех койкомест в реанимациях, чтобы с этим справиться.

Нужно думать о том, что придется создавать отдельный госпиталь для коронавирусных больных, не обязательно мобильный. Аналогичная проблема касается тестирования. Все делают вид, что у нас нет проблем, у нас всего 300 больных. Но на самом деле необходимо проводить масштабное тестирование и выявлять больных на ранней стадии. Но пока с этим проблемы. Например, мой сотрудник уже неделю лежит дома с высокой температурой и признаками, которые есть у больных коронавирусом, но государственные клиники отказываются брать у него анализы. Потом же у нас возникает ситуация, когда коронавирус определяют у человека, который уже умер.

Насколько эффективными являются меры, которые используются сейчас во время карантина?

Я не вирусолог и не эпидемиолог, но могу высказать свое мнение с точки зрения бизнеса. Мировая статистика свидетельствует, что больше всего от коронавируса страдают люди старше 60 лет, поэтому их нужно изолировать. Помните, когда перед выборами были призывы забрать у бабушек паспорта, чтобы они не отдавали свои голоса за гречку? Сейчас у нас — условный аналог этой истории. Мне кажется, нужно пускать людей в общественный транспорт, но ограничивать количество пассажиров в нем. Сейчас вместо 10 человек в большом троллейбусе или автобусе, люди теперь ездят на машинах по пять человек в каждой. Так что лучше? Необходимо также массовое тестирование и изоляция заболевших людей. Никакой самодеятельности — изоляция должна соответствовать международным требованиям.

Бизнес стал закупать ИВЛ, защитные средства для больниц. Способно ли это практически волонтерское движение переломить ситуацию с обеспечением больниц всем необходимым?

Много суеты вокруг этого вопроса. Большую часть моего дня забирают разговоры с теми, кто занимается поисками около 50 товаров, которые по требованию Минздрава больницам необходимы в первую очередь. Но из этого списка практически нет ничего. Товары привозят, производятся украинскими предприятиями, но их сразу раскупают. Сейчас большинство контрактов оплачиваются на месяц-три вперед, поэтому быстро эти товары мы не получим.

Сейчас много говорят о нехватке ИВЛ. Американский бизнесмен Илон Маск закупает 1000 ИВЛ для США. А сколько их вообще надо Украине? Существуют ли нормативы?

Ажиотаж вокруг покупки ИВЛ действительно наблюдается. За последние три недели в Украине скупили 100−150 этих аппаратов, их продолжают искать. Но мало кто говорит, что для работы ИВЛ необходим контур, соединительные элементы. Их тоже нет. Это мелочь, но без этих мелочей аппарат не заработает.

Я спрашиваю у депутатов, бизнесменов, которые закупают аппараты ИВЛ, о том, знают ли они о реальной потребности реанимаций в таком оборудовании. Никто не знает. По международным стандартам на каждое койкоместо в отделении реанимации должно быть два ИВЛ аппарата. Это связано с тем, что один аппарат может отключиться, поломаться и это приведет к смерти пациента. В среднем по Украине — 0,7 аппаратов на койку. Украине необходимо около 2 тыс. аппаратов ИВЛ.

История коронавируса показала, что деньги ничего не решают. Приоритетом для производителей ИВЛ аппаратов является своя страна, потом — межгосударственные контракты и только затем поставки возможны в другие страны. Украина находится на третьем месте в этой цепочке.

Действительно ли украинские бизнесмены стали закупать аппараты ИВЛ для личных нужд? Сколько такой аппарат стоит и реально ли его купить? Возможно ли его установить в домашних условиях?

Когда у нас или у другой компании-импортера заказывают аппарат ИВЛ, то покупатель интересуется его характеристиками — техника приобретается под конкретные отделения и должна соответствовать целому ряду требований. Покупатели также заказывают установку и наладку оборудования. Поэтому, когда звонят бизнесмены или их представители, покупают аппараты ИВЛ, не интересуясь их характеристиками и установкой, то это вызывает вопросы. Мы с коллегами считаем, что их приобретают «в гараж».

Установить аппарат ИВЛ дома можно, но для этого необходимо создать полноценную палату с реанимационной бригадой. Какое количество людей могут себе позволить организовать такую палату на всякий случай? Честно говоря, мне было бы страшно болеть дома. В больнице есть огромное количество многофункционального оборудования, медицинских кадров, есть возможность за полчаса пригласить дополнительного эксперта.

В каком состоянии готовности находятся больницы, которые должны принимать больных коронавирусом?

Больницы Киева и городов-миллионников оснащены гораздо лучше, чем районные больницы. Врачи областных больниц, больниц скорой помощи часто становились министрами, замминистрами здравоохранения, народными депутатами. В первую очередь они направляли средства на свои лечебные учреждения.

В целом ситуация крайне неблагоприятная.

На борьбу с коронавирусом государство готово выделить около 100 млрд грн. Как считаете, достаточно ли этих средств?

Заявления о выделении средств — это хорошо. Но время идет. Три недели государство занимается тем, чтобы обеспечить страну тестами. И пока ничего не получилось. Государственные органы каждый день упираются в одну и ту же проблему — деньги есть, а товаров нет.

Украина могла бы приступить к строительству четырех мобильных госпиталей по 300 койкомест каждый. Это обойдётся примерно в 12 млрд грн, но закрыло бы всю потребность в размещении больных. Даже если купить 1 тыс. аппаратов ИВЛ, то на эти цели нужно 1 млрд грн. Как видим, можно обойтись гораздо меньшими суммами, чем 100 млрд.

Почему частные клиники не готовы принимать на лечение больных с коронавирусом?

Они для этого не предназначены. Чтобы принимать больных с коронавирусом, у них должно быть отдельное здание на расстоянии от других корпусов. Мы прекрасно знаем, что вирус очень плохо влияет на людей с диабетом и болезнями сердца. И как их развести с теми, кто заражен вирусной инфекцией?

Почему до сих пор в стране не развернуто производство масок, санитайзеров?

Появляется большое количество спекулянтов и аферистов, которые понимают, что на этом можно неплохо заработать. Некоторые разбавляют глицерином спирт дома, выдавая свой продукт за санитайзеры. Некоторые вообще не стесняются и на наклейках пишут «убивает бактерии коронавируса». Предприниматели закупают подержанные производственные линии, нетканный материал спанбонд и начинают штамповать маски, которые ни от чего не защищают. При себестоимости в 1,5−2 грн за штуку их продают по цене золота — по 20 грн за штуку. Аферисты есть и в других странах мира. Например, китайцы продают портативные ИВЛ «для лечения от коронавируса».

С чем связаны сложности с массовым производством? Приведу пример на масках. Для ее производства нужно четыре компонента — спанбонд, мембрана, которая и защищает от вирусов и бактерий, резинки и металлические пластины. Так вот купить мембрану сейчас нереально, это импортный продукт и за ним — очередь. Резинки и металлические пластины в дефиците. Поэтому наладить быстрое производство масок сейчас невозможно.

Аналогичная ситуация с санитайзерами, которые продаются либо в спреях, либо в литровых баллонах для крупных офисов. Их нет — в Украине дефицит тары. Крупный производитель вынужден закупать емкости для разжигателей огня и наливать санитайзер в них. О производстве ИВЛ даже говорить не буду. Понятно, что Украина никак не может соревноваться ни по технологиям, ни по софту с крупными мировыми брендами.

Большая проблема сейчас — защита медработников. Какой комплект необходим для врача/медсестры?

Комплект врача включает в себя защитные костюмы, респираторные маски класса FFP3, высокие бахилы, рукавицы, защитные очки или экраны. Средств защиты не хватает, поэтому врачи пытаются искать аналоги. В Украине работает только один завод, который занимается производством одноразовых средств защиты. Он не работает на коммерческий рынок и сейчас занимается обеспечением запросов со стороны медработников лечебных учреждений. В Украине была бы катастрофа, не будь у нас этого завода. Все то, что было на остатках у компаний-импортеров уже раскупили.

Что должно быть в семье, чтобы свести к минимуму риск заражения? Что делать тем, кто не успел запастись масками, санитайзерами и парацетамолом?

В первую очередь, это гигиена рук. Прикасаться к кнопкам лифта, поручням подъезда, ручкам магазинов и аптек нужно исключительно в одноразовых перчатках, которые затем выбрасывать. Лучше держаться друг от друга на расстоянии 1,5 метра. Это все не дает 100% гарантий, но минимизирует возможность быстрого заражения.

Что делать тем, кому медицинская помощь окажется недоступной?

Это самый сложный вопрос, на который нет ответа. Нынешний министр здравоохранения Илья Емец — кардиохирург, который всю жизнь сталкивается со смертью в операционной. Он лучше, чем многие обычные чиновники и менеджеры понимает, что можно оказаться неспособным оказать медицинскую помощь. Для этого может не хватить оборудования, места, рук. С этим столкнулись в Италии. Все места в больницах этой страны заняты, а новые больные продолжают поступать. Врачам приходится принимать решения, куда принимать больного и кого первым подключать к аппарату ИВЛ. Это проблема завтрашнего дня для нашей страны.

Новости по теме

Причиной отставки Витренко из «Нафтогаза» стал конфликт интересов с Коломойским — эксперт.

Коломойский сохранил доминирование в полугосударственной "Укрнафте".

В Украине готовят масштабную пенсионную реформу с 2021-го: в Раде озвучили детали.

Галина Третьякова назвала две проблемы и предложила их решение

4

В Украине уберут банкоматы: как люди смогут получить деньги.

Уже с 1 августа в Украине банкоматы станут ненужными

33 135

Ставку доходности снизил. Минфин привлек в бюджет 1 млрд гривен на аукционе ОВГЗ

В ходе аукциона ОВГЗ Минфин снизил ставки по коротким гривневым бумагам и привлек в бюджет более 1 млрд гривен.

Продолжая просматривать Новости Украины (UAZMI), вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь на использование файлов cookie