Инвесторы всё ещё верят в Украину и в лучшее будущее.

Есть ли у нас поводы для экономического оптимизма в коронакризис

Почти все признают, хоть в какой-то мере, что мир изменился и уже не будет прежним. Безработица растёт, многие мелкие предприниматели безвозвратно потеряли бизнес, а некоторые крупнейшие международные корпорации уже объявили о банкротстве (например, Hertz недавно). Параллельно, и в мире и в Украине открываются новые предприятия, совершаются крупные сделки, фондовый рынок продолжает расти, а у инвесторов карманы лопаются от ликвидности, которую они хотят поскорее пристроить в бизнес.

Как это всё понимать? Давайте разбираться.

Инвесторы всё ещё верят в Украину

Моё недавнее веб-интервью в рамках #инсайтыКМЭФ (Киевского международного экономического форума) с Ленной Кожарной (CEO инвестфонда «Horizon Capital»), Маттэо Патронэ (управляющий директор Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) по Восточной Европе и Кавказу) и Александром Писаруком (глава правления «Райффайзен Банк Аваль») дало мне самому множество неожиданных инсайтов.

Во-первых, инвесторы и банкиры в один голос оптимистично настроены относительно Украины и не собираются сокращать свои инвестиции в страну в этом году. ЕБРР планирует вложить в Украину 1 миллиард евро до конца 2020-го, Райффайзен реструктуризировали кредиты текущим клиентам и уже ищут новых, а Horizon Capital просят им звонить всех тех, кому нужны инвестиции, т.к. фонд сидит на 100 миллионах долларов, которые им нужно инвестировать ещё вчера.

Во-вторых, все подчёркивают, что Украина в этот раз подошла к кризису намного лучше подготовленной, прежде всего в банковском секторе и в фискальной политике. Банки докапитализированы, кредитные портфели сбалансированы и обеспечены, политика НБУ — эффективна, а принятие «банковского» закона и сотрудничество с МВФ должно точно уберечь страну от экономических шоков и дефолта.

В-третьих, все поддерживают идею реструктуризации глобальных производственных цепочек и создания новых производств в Украине, которые могут не только заместить прервавшийся импорт, а и обеспечивать ЕС и другие близлежащие рынки, эффективно конкурируя с производителями из Китая и других отдалённых регионов.

Всё это не может не радовать, искренне. Хотя бы потому, что зарубежные инвесторы, как правило, лишь критикуют Украину, и часто заслуженно. А здесь — наоборот, и это отличная новость, особенно в такое время.

А теперь пару ложек дёгтя

Первая: «могут вложить» и «вложат» — это «две большие разницы», как говорят в Одессе. Всё это будет зависеть от множества факторов в Украине и в мире: наличия новых проектов, платежеспособности, спроса и, самое важное, готовности предпринимателей рисковать в кризис. Также, важнейшим фактором в Украине остаётся политика: одно неверное решение — откат с банками, коррупцией или «кидок» по «зелёному» тарифу — и все инвесторы мигом и надолго прикрутят краники для нашей страны.

Вторая: все мои собеседники заявили, что их организации и сотрудники эффективно перестроились на удалённую работу. В офис вернутся не скоро и далеко не все — часть так и продолжит работать частично или полностью из дома на постоянной основе. Также, все согласились с тем, что впредь смогут обойтись значительно меньшим количеством командировок и решать большинство вопросов онлайн. И это говорят руководители банков, в которых работают десятки тысяч сотрудников в Украине и по всему миру. Я из этого делаю вывод, что бизнесам офисной недвижимости, транспорта и отелей может быть не сладко в ближайшие годы — ведь даже когда спрос начнёт расти, он будет очень отличаться от прежнего.

В мире ситуация ещё интереснее

Во-первых, тренд с переходом на частичную работу из дому подхватили ведущие мировые компании. Марк Цукерберг сказал, что на протяжении следующих 10 лет до половины всех сотрудников Facebook будут работать удалённо (сегодня в этой компании работают 45 тысяч сотрудников, на секундочку). А Twitter и Shopify объявили, что теперь сотрудники сами смогут выбирать, где им работать: в офисе или из дому. Таким образом, гиганты цифровой экономики, в том числе, хотят существенно сократить издержки на заоблачно дорогую недвижимость и сотрудников в Кремниевой долине. Ведь если тысячи людей смогут работать удалённо с любой точки страны или планеты, им не нужно будет платить космические зарплаты и перевозить их с семьями в Сан-Франциско.

Кстати, здесь лично у меня назревает вопрос, а что же будет в таком случае с глобальной отраслью IT-аутсорсинга (в т.ч. в Украине)? Будет ли это предложение всё так же актуально в ближайшие годы?

Во-вторых, разрыв между уверенностью инвесторов и уровнем экономического коллапса по всему миру превращается в Большой каньон (образно). По данным Международной организации труда (ILO — «International Labor Organization»), коронакризис может зацепить 2,7 миллиарда рабочих мест по всей планете, а по состоянию на 8 апреля 2020 г. количество безработных в мире достигло уже 190 млн. Только в США, самой развитой экономике планеты, эта цифра в мае достигла почти 40 млн.

Тем временем на фоне беспрецедентной финансовой поддержки безработного населения и обескровленного бизнеса, средний дефицит госбюджетов по ЕС уже достигает 8% ВВП, что сравнимо с Украиной. Но это же ЕС. А в некоторых странах союза госдолг уже подошёл к пугающей кредиторов отметке 200% ВВП. На этом фоне, Украина со своим уровнем госдолга 44% ВВП выглядит конфеткой.

А в параллельной реальности фондовые рынки растут как на бабушкиных пирожках: 26 мая 2020 года индекс S&P500 пробил потолок 3 000 пунктов (напоминаю: в марте он свалился с рекордных 3 300 до 2 300 пунктов). Международные инвесторы «жалуются», что у них аккумулятивно 1,4 триллиона так называемого «сухого пороха» — неинвестированных долларов США, которые ждут своих суженых. А арабские суверенные инвестфонды, например «Public Investment Fund» — PIF — Саудовской Аравии, скупают всё, что сейчас на дне: от круизных компаний и авиалиний до гигантов нефтегаза и шоубизнеса.

Рэй Далио, основатель крупнейшего в мире хедж-фонда Bridgewater, в одном из своих последних интервью сказал, что коронакризис — это мать всех кризисов нашего времени: в нём сошлись кризис здравоохранения, завершение краткосрочного периода экономического роста (с 2009 г.) и окончания долгосрочного этапа экономического развития (70−90 лет), который начался после окончания Второй мировой войны. По его словам, смена долгосрочного этапа роста сопровождается, как правило, перезапуском мировой финансовой и экономической системы. Он считает, что сейчас мир ждёт именно это.

Ну а я считаю, что у Украины здесь, как всегда, есть потенциал. Мы действительно можем занять новое, более весомое и значимое место в мире, если достойно пройдём кризис, воспользуемся возможностями и, главное, сможем укрепить свою экономику.

По крайней мере, мне очень хочется в это верить, как и инвесторам и банкирам, с которыми мне удалось так интересно пообщаться.

Новости по теме

После отставки Смолия. J.P. Morgan поставил под сомнение приоритеты Зеленского

Аналитики J.P. Morgan пересмотрели прогноз о снижении учетной ставки НБУ в третьем квартале 2020 года в связи с отставкой Якова Смолия.

3 1

Нацбанк выиграл апелляцию у экс-главы набсовета Ощадбанка.

НБУ выиграл апелляцию у бывшего главы набсовета Ощадбанка Шевки Аджунера по делу об отклонении его кандидатуры на пост главы банка.

1

Смолий советовал Зеленскому назначить новым главой НБУ кого-то из своих заместителей.

Бывший глава Национального банка Украины Яков Смолий разговаривал с Зеленским о кандидатурах на пост нового главы нацбанка.

1

Смолий советовал Зеленскому назначить новым главой НБУ кого-то из своих заместителей.

Бывший глава Национального банка Украины Яков Смолий разговаривал с Зеленским о кандидатурах на пост нового главы нацбанка.

1

Пластик — дисгастинг. Как мировые бренды очищают планету от собственной продукции

Как компании, производящие тонны пластика собираются решать проблему загрязнения среды — кейсы крупного бизнеса

Продолжая просматривать Новости Украины (UAZMI), вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь на использование файлов cookie