Кино на миллион

Пять премьер, одна другой громче. Так начался новый год для украинского кино. О нем говорят. Его обсуждают. Но что будет дальше, учитывая планы властей?

Фильмы отечественного производства сперва вошли в моду, затем — в информационное пространство. Украинское кино занимает второе место по обсуждаемости в соцсетях. Лидирует политика, но те же люди уже становятся экспертами в кинопроизводстве. Редкий пользователь Facebook не знает, какое кино нужно снимать в Украине, кто должен играть главные роли, какие костюмы надевать на актеров.

Появилась практика ходить на премьеры, причем не только в Киеве. Делать селфи с актерами, даже если понятия не имели об их существовании, публиковать эмоциональные рецензии. И совсем актуальное — запускать в соцсетях «сарафан», то есть добровольные позитивные отзывы с целью безвозмездно привлечь внимание.

Это сработало с первой новогодней премьерой — детской сказкой Пекельна хоругва, а фанаты Ирмы Витовской подняли сетевую волну во имя Мої думки тихі. Еще прошлой осенью «сарафан» раскрутил документальную ленту Співає Івано-франківськтеплокомуненерго. Что привело на фильм о работе региональных коммунальных служб 5 тыс. зрителей. Которые дали почти 0,5 млн грн кассовых сборов.

Именно сборы могут остановить весь позитив, связанный с развитием украинской киноиндустрии. Начиная с осени 2017 года количество национальных премьер вышло на уровень, когда каждую неделю в кинотеатре появлялся новый украинский фильм. А за пять последних лет индустрия сделала гигантский скачок — снято 170 картин. Здесь и художественные, и документальные, и анимация, и короткий метр. Речь о фильмах, созданных при поддержке Госкино, то есть за государственные деньги. Хотя в то же время появились первые частные, как их называли в СССР, кооперативные фильмы. Обычно за свои снимают малобюджетные комедии.

Не надо трогать, если работает

Злопыхатели ставят их в пример кино государственному. Причина: небольшие бюджеты при снова‑таки небольшом количестве экранов позволяют создателям в лучшем случае заработать, в худшем — вернуть инвестиции, выйти в ноль. Тогда как даже Киборги и Захар Беркут, имея мощную рекламу вкупе с большим общественным и зрительским запросом, вложений не вернули. При том что равнодушными работы режиссера Ахтема Сеитаблаева никого не оставляют.

Есть такая грустная украинская поговорка: хочешь стать миллионером — снимай кино в Украине. Из миллиардера превратишься в миллионера. Вот главная причина, почему в наше кино плохо идут частные деньги. Единственным и пока неповторимым инвестором в создание фильмов все эти годы остается государство. Благодаря поддержке Госкино зритель получил в этом январе пять разных отечественных лент: остросюжетную драму, мелодраму, две комедии и сказку. Однако действующую власть это не устраивает.

То, что индустрия считает успехом, министр культуры Владимир Бородянский называет провалом и недопустимой в дальнейшем ситуацией. Прокат не возвращает деньги в казну. На этом, кстати, акцентируют внимание и противники украинского кино. Причем критикуются фильмы, ориентированные создателями на широкую аудиторию. Хотя вы днем с огнем не найдете творца, который гордо скажет: широкая аудитория мне принципиально не нужна. Но по формальным признакам исторические экшены, военные драмы, детективы, мелодрамы, комедии и детское кино все‑таки не для узкого фестивального круга. Значит, спросу с жанрового кино больше. А что спросить с фильма? Только число проданных билетов и цифру с количеством нулей на выходе.

Да, говоря об украинском кино, мы говорим о прорыве. За пять последних лет общие сборы от украинских фильмов выросли в 10 (!) раз. За ушедший год наше кино собрало без малого 190 млн грн, а в 2014‑м, для сравнения, — лишь 19 млн грн. Однако на создание кинолент держава уже два года выделяет по 500 млн грн. Наших денег — язвительно добавляют сетевые критики. Поэтому господин Бородянский и намекает: количество кинолент нужно сократить в пользу качества и успешного бокс-офиса.

Так уже было. Во второй половине 1940‑х, по личному распоряжению товарища Сталина. Тот период киноведы называют малокартиньем. И кризисным для кино. Ведь пять премьер в году нынешнем мы получили только потому, что три года назад Госкино запустило десятки разных проектов. Чтобы о фильмах говорили, фильмы должны быть. Чтобы кино зарабатывало, нужны кинозалы в каждом городе. И «сарафан» не только в соцсетях, но и на государственном уровне. Только так количество фильмов перерастет в качество. Это, кстати, происходит прямо сейчас. Не надо останавливать машину. Не надо трогать, если работает.

Колонка опубликована в журнале НВ за 23 января 2020 года. Републикация полной версии запрещена.

Новости по теме

После обстрела на Донбассе. Что придумал Сивохо?

Когда власть представляет Национальную платформу примирения, они таким образом признают сам факт существования «внутреннего конфликта» в Украине

1 8

Может ли Россия пойти в наступление на Украину?

Если все и в дальнейшем будет происходить так, как происходит, то это вполне возможно

1 128

Так что произошло на Майдане?

Шесть лет спустя зловещая тема убийств на Майдане остается не только источником гнева и противоречий внутри страны

2 2

Россию осудили словом

Чем жила страна 19 февраля 2020 года

1 1

Почему украинцам важно работать «в белую»?

Правительство готово к легализации труда в Украине

Продолжая просматривать Новости Украины (UAZMI), вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь на использование файлов cookie