Рикардо Спаньи: приписываемая Monero приватность – большое заблуждение.

Рикардо «Fluffypony» Спаньи почти год назад отошел от активного участия в разработке ориентированной на приватность криптовалюты Monero, однако по-прежнему считается ее неофициальным лицом. Спаньи стоял у самых истоков Monero, хотя и не был ее непосредственным создателем. В настоящее время южноафриканский программист и предприниматель больше сфокусирован на проекте Tari, сайдчейне Monero, представляющем собой протокол цифровых активов с информацией о правах собственности. В эксклюзивном интервью ForkLog Рикардо Спаньи рассказал о главных вызовах, стоящих перед криптовалютной индустрией, сопровождающих Monero заблуждениях, а также о том, как влияют на принятие криптовалюты ассоциации с нелегальной активностью в даркнете. ForkLog: В одном из эпизодов Monero Talk, вышедшем незадолго до пандемии COVID-19, ты говорил, что «криптовалюты пока еще не готовы к тому, чтобы занять место под солнцем». Изменилась ли ситуация с тех пор? Рикардо Спаньи: Самый большой вызов – это проблема пользовательского опыта. Хранить и пользоваться биткоином невероятно сложно. Нет разницы, частное вы лицо или компания – проблема у всех одна. Было бы глупо игнорировать тот факт, что пользование криптовалютами требует немалых знаний и умений. Конечно, мы можем дать эти знания людям, но это можно сравнить с такими сложными многопользовательскими ролевыми онлайн-играми, как EVE Online или World of Warcraft. Есть стартовая точка, где ты начинаешь медленно знакомиться с динамикой игры, и было бы наивно ожидать, что сразу поймешь все, что происходит. Поначалу у тебя будут проблемы, особенно когда вокруг много игроков, которые играют уже много лет. Неудивительно, что многие люди не понимают биткоин сразу. Однако они преодолевают эти барьеры, но происходит это не потому, что они действительно хотят им пользоваться, а потому что их интересует возможный рост цены. Эта та ситуация, в которой мы сейчас находимся, хотя я думаю, что мы постепенно подходим к моменту, когда биткоин становится все более ценным с потребительской точки зрения. Решения вроде Lightning Network делают некоторые аспекты его использования проще, но базовая проблема пользовательского опыта по-прежнему остается. ForkLog: Периодически можно услышать мнение, что слишком пристальное внимание к цене биткоина мешает увидеть его истинную ценность для общества. Ты согласен с таким утверждением? Рикардо Спаньи: Полностью согласен. Меня никогда не нравилось слишком пристальное внимание к цене. На самом деле, цена – это наименее интересный аспект биткоина, однако она затмевает все остальное. Эта проблема присуща всем криптовалютам, то же самое, например, можно увидеть и в случае с Ethereum: люди говорят о цене, но не говорят о технологии. Если же они и затрагивают какие-то новые функции, то исключительно в контексте того, как они могут повлиять на цену. О том, как эти новые функции могут быть полезны для конечных пользователей, не говорится совсем. Я думаю, что крайне важно менять эту культуру мышления. В Monero мы решили эту проблему с самого начала, запретив разговоры о цене на Reddit. Для этого была создана отдельная ветка. Это разделение перешло и на другие сети: например, есть IRC-канал, где ведутся дискуссии только о цене Monero; в других каналах такие разговоры не запрещены, но они не поощряются. Это действительно культурный аспект. Такие вопросы необходимо решать в самом начале и передавать как традицию от уже существующих пользователей к новичкам. Конечно, жаль, что такая традиция не сложилась в сообществах биткоина и Ethereum, но мне кажется, что еще не поздно это исправить. Мне действительно хотелось бы видеть, что пользователи пытаются создать традиции и больше внимания уделяют самим технологиям. ForkLog: Каким образом ты оказался у истоков Monero? Рикардо Спаньи: Появлению Monero предшествовал white paper CryptoNote, который показался мне весьма интересным. Там были вещи, похожие на биткоин, но также ставились под вопрос его некоторые архитектурные решения и предлагались лучшие решения. Я, безусловно, с огромным уважением отношусь к тому, что создал Сатоши Накамото, но реальность такова, что его архитектурные решения изменить невозможно. Кроме того, они были достаточно случайными: Сатоши не объяснял, почему выбрал именно такое число, как определил лимит эмиссии. Наверное, это хорошо, что он остановился на 21 млн монет, потому что эта цифра по-своему волшебная, но я также считаю, что пересмотр его решений был полезным. Именно это было сделано в white paper CryptoNote. Кое-что там, конечно, было не закончено. Например, говорилось об алгоритме Proof-of-Work, но подробного описания, как этого добиться, не было. Одной из имплементаций CryptoNote стала криптовалюта Bytecoin, но ее проблема заключалась в том, что 80% уже добыли через премайнинг. Мне это было совсем не интересно: с практической точки зрения, когда монета уже почти вся намайнена к моменту, когда о ней широко узнают, речь идет либо о банальном скаме, либо это просто неактуально. Таким образом, хотя сам white paper был интересен, сказать то же о какой-либо имплементации было нельзя. https://forklog.com/monero-darknet-enfant-terrible/ Исключением стала Bitmonero. Это был справедливый перезапуск Bytecoin, и это уже было интересно, потому что вокруг проекта можно было создать сообщество. Сам запуск прошел исключительно хорошо: был сделан предварительный анонс на BitcoinTalk, а бинарные файлы были загружены для различных операционных систем. Майнить я начал буквально с первого дня, но очень скоро и тут появились свои вызовы: thankful_for_today, который создал Bitmonero, настаивал на некоторых вещах, с которыми остальные не соглашались, например, на совмещенном майнинге с Bytecoin. Сообщество тогда еще не было слишком большим, и когда мы поняли, что он не даст нам возможности развивать проект по своему желанию и ветировать его решения, мы решили запустить параллельную имплементацию. Я и шесть других людей сделали свой форк, и какое-то время Bitmonero и Monero работали параллельно как имплементации одной и той же цепи. Но спустя какое-то время thankful_for_today просто исчез и перестал обновлять код, после чего Monero фактически стала основной имплементацией. ForkLog: Какую роль Monero с ее уникальными функциями приватности может сыграть в будущем индустрии? Рикардо Спаньи: Безусловно, Monero отличает повышенная приватность, но останется ли она доминирующей монетой в этом сегменте, я сказать не могу. На самом деле, это не так и важно. Главное в том, что Monero удалось обратить внимание на недостаточную приватность во всей экосистеме, а также на слишком малое внимание, которое уделяется этим вопросам. Это ценно уже само по себе. Конечно, как и многие другие криптовалюты, Monero имеет проблемы с пользовательским взаимодействием, но над их решением работает немало проектов. Также есть проблемы с входным порогом, например, после получения монет XMR их нельзя сразу потратить. Но это также одна из функций защиты приватности. Кроме того, Monero стал толчком ко многим исследованиям в области приватности, например, технологии Range Proofs. И когда кто-то создает приложения, он оценивает, насколько его решение соотносится с технологией Monero. Также ведутся исследования в других областях, например, по созданию новых платежных паттернов поверх основной сети. В их число входят атомарные свопы и Lightning на Monero. ForkLog: На каком этапе находится интеграция Lightning Network в Monero? Рикардо Спаньи: Работу над этим ведут Tari Labs и несколько других проектов. В кодовую базу Monero добавили несколько ключевых элементов, но развертывание Lightning - это по-прежнему большой вызов. Например, чтобы иметь возможность использовать Lightning в Monero, необходимо пересмотреть определенные подходы к вопросам приватности, так как становится видна отправляемая в канал сумма. Главная дилемма состоит в том, создаем ли мы полноценную подсистему, где количество отправляемых монет можно раскрыть, а затем снова скрыть после закрытия канала, или же мы фокусируемся на атомарных свопах, которые можно внедрить напрямую в канал Lightning. Но если на техническом уровне у нас есть несколько способов реализации, куда большим вызовом оказывается пользовательское восприятие. Было бы здорово, если бы пользователь мог в течение нескольких мгновений оказаться в сети Lightning. Уже есть централизованные сервисы вроде XMR.to, поддерживающие Lightning-платежи, но, конечно, хотелось бы видеть больше децентрализованных решений. Главным должен оставаться пользователь: он не должен думать о том, как это работает, он должен просто знать, что это работает. ForkLog: Monero часто является едва ли не синонимом преступной деятельности, особенно когда речь заходит о ее использовании в даркнете. Не мешает ли такая сомнительная слава более широкому принятию криптовалюты, особенно в свете участившихся случаев делистинга XMR с бирж? Рикардо Спаньи: Безусловно, это огорчает, но фундаментально это ничего не меняет. Наличные деньги используются в незаконной деятельности повсеместно, но никто же не предлагает перестать ими пользоваться только потому, что определенная 100-долларовая купюра раньше была в руках у преступников. Перед Monero определенно стоит вызов, потому что инструментами по обеспечению приватности пользуются не только в незаконных целях. Ими пользуются информаторы и разоблачители, журналисты, которым приходится иметь дело с анонимными источниками, или люди, разглашающие государственные тайны. И нельзя взять и сказать, что журналисты и информаторы могут ими пользоваться, а кто-то другой, только потому, что мы не согласны с тем, что он делает, или считаем это плохим, не может. Так не работает с моральной точки зрения. Мораль невозможно поместить в кусок компьютерного кода, потому что код не имеет эмоций. Возьмите, например, автомобиль. Можно купить машину и использовать ее для совершения ужасных вещей: ее можно задействовать при совершении преступления или террористического акта, или чтобы въехать на полном ходу в толпу протестующих. Должен ли производитель автомобиля предпринимать какие -либо действия, чтобы предотвратить его использование в преступных целях? ForkLog: Назови самые распространенные мифы, окружающие Monero. Рикардо Спаньи: Самый большой миф, самое большое заблуждение - это неотслеживаемость транзакций Monero. Не составляет особого труда «взломать» приватность Monero на основании анализа кошелька. Более того, даже в случае идеально приватной криптовалюты, которой не существует, можно взять детали транзакции и просто опубликовать их в Facebook или в любой другой социальной сети. По этой причине нет приватной криптовалюты или приватной транзакции, которую нельзя было бы сделать публичной. Сама приватность - это уже заблуждение. Да, Monero обеспечивает хорошую приватность, но всегда есть риск того, что она будет нарушена. Кроме того, любые транзакции навсегда сохраняются в блокчейне, и тут возникает другой вопрос для осмысления: действительно ли мы хотим нечто, что может быть расшифровано в будущем? Еще одно широко распространенное заблуждение - централизованность Monero и моя роль в проекте. Кто-то даже называет ее Fluffyponycoin. Я не создатель, я даже больше не являюсь главным сопроводителем, и можно смело говорить, что Monero - это собственный организм. Я не принимал участия в последних релизах, я ничего не решал и не загружал никаких файлов. И если завтра я вдруг исчезну, все будет продолжаться и без моего участия. ForkLog: Не так давно сообщество горячо обсуждало вопрос лимита эмиссии Ethereum и расхождения этого показателя у разных источников. В ходе этих дебатов ты написал в Twitter, что любой может независимым образом проверить эмиссию Monero, указав тем самым на важность полных нод. Independently verifying the supply of Monero is trivial. pic.twitter.com/wA9Og7r4Zb — Riccardo Spagni (@fluffypony) August 8, 2020 Рикардо Спаньи: Возможность определить текущую эмиссию - это лишь один аспект. Что более важно, так это культура, где пользователи хотят управлять собственными нодами. Да, людям нравятся легковесные кошельки, и ничего предосудительного в этом нет. Но полные ноды исключительно важны с точки зрения децентрализации, и очень многие пользователи Monero являются их обладателями. На самом деле, официальный кошелек Monero - это уже полная нода. ForkLog: Насколько в действительности децентрализована Monero? Рикардо Спаньи: Определить это можно хотя бы по процессу разработки и вовлеченности пользователей, и сообщество Monero - одно из самых больших. Это один из ключевых компонентов, потому что, если, например, какой-то майнинговый пул вдруг получит слишком большой процент хешрейта, сообщество не оставит это без внимания, и майнеры начнут покидать этот пул. То же самое можно сказать и о запросах на включение кода - их рассматривает большая группа людей. В целом же децентрализацию невозможно достичь технически, она достигается на культурном уровне, и идеологически сообщество Monero всегда стремилось к децентрализации. ForkLog: Какую роль в Monero ты выполняешь сегодня? Рикардо Спаньи: Я по-прежнему остаюсь сопроводителем, я изучаю запросы на включение кода и принимаю участие во всех важных дискуссиях, но основное внимание направлено на Tari и какую пользу он может принести Monero. ForkLog: Чем было вызвано решение начать работу над новым проектом? Рикардо Спаньи: Один из самых больших вызовов Monero состоит в том, что мы хотим, чтобы транзакции были одинаковыми по своей структуре. Это означает невозможность хранения дополнительных данных. Биткоин, например, устроен чуть иначе: там можно реализовывать разные решения, например, Bitcoin Scrypt, цветные монеты и т.д. В Monero это невозможно, потому что придется добавлять данные, которые могут негативно отобразиться на приватности транзакций. Именно поэтому я начал думать о решениях поверх Monero, которые бы не требовали включения дополнительных данных. На каком-то этапе я рассматривал технологию MimbleWimble, которая обладает большей масштабируемостью, чем у Monero, однако в своем нормальном виде она уступает в вопросах приватности. В итоге мы создали решение на базовом слое, которое позволит перемещать активы между Monero и Tari и обратно. Надеемся, мы сможем предложить новые опции, соблюдая компромисс между приватностью и масштабируемостью. Конечная цель – создать децентрализованный протокол цифровых активов. Цветные монеты, токены стандарта ERC-20, активы на базе Counterparty – Tari как сайдчейн Monero в состоянии поддерживать все эти механизмы. ForkLog: Какие сценарии использования предлагаются для цифровых активов на базе Tari? Рикардо Спаньи: Мы фокусируемся на нативных цифровых активах, включая баллы лояльности, билеты, внутриигровые активы, security-токены и управление цифровыми правами (DRM). Последнее, к слову, весьма интересно. Если помните, в прошлом году Microsoft закрыл свой книжный онлайн-магазин, после чего пользователи потеряли доступ к приобретенным электронным книгам. С точки зрения цифровых прав – это никуда не годится, потому что люди покупали книги с расчетом на то, что будут иметь к ним доступ всегда. То же самое относится к музыке, играм, ПО, и примеры тому мы видим все чаще и чаще. Например, сегодня не составляет труда сыграть в старую игру для MS-DOS, но если мы говорим об играх для Windows XP, начинаются проблемы: сервисов по активации уже нет и приходится прибегать ко всяким хакерским уловкам. Поэтому, говоря о цифровых активах, я думаю о том, что было бы здорово иметь возможность приобрести книгу, кино, музыку или программу при помощи токена, выпущенного на протоколе вроде Tari. И пользоваться этим можно будет всегда: компания, выпустившая лицензию, может прекратить работу, но у тебя останется DRM-токен на децентрализованном протоколе. В этом отношении цифровые активы предлагают очень большие возможности. ForkLog: Когда можно ожидать запуск основной сети Tari? Рикардо Спаньи: Ответа на этот вопрос у меня пока нет. Тестовая сеть пока находится в очень ограниченном состоянии: можно совершать обычные транзакции при помощи монет Tari, но до создания цифровых активов мы пока не дошли. Думаю, нужно еще не менее шести месяцев, прежде чем мы сможем начать экспериментировать. Как сообщество мы пока не имеем уверенности в стабильной работе тестовой сети, а когда ты запускаешь основную сеть, ты отвечаешь за средства пользователей, и обратного пути уже нет. ForkLog: Ты заявлен одним из главных спикеров на предстоящем в начале октября Конгрессе хакеров в Праге. Какую основную мысль ты хочешь донести публике? Рикардо Спаньи: Мне очень хочется помочь людям понять важность решения проблем пользовательского опыта, особенно в отношении приватности. Иметь определенную идеологию и думать о приватности – это, конечно, хорошо, но задача не в том, чтобы обеспечить приватность только одному себе. Ее необходимо обеспечить широкому кругу лиц. В противном случае пул транзакций будет очень небольшим, а чем больше такой пул, тем легче в нем «потеряться». Именно поэтому пользовательский опыт имеет такое значение. Также мне очень хочется, чтобы люди поняли, что приватность – это не просто технология. Ее суть в том, как мы выполняем определенные процессы и обеспечиваем операционную безопасность. Ни одна технология не может волшебным образом эту проблему решить, однако технологии могут развить естественную реакцию на необходимость в приватности. Беседовал Andrew Asmakov Подписывайтесь на новости ForkLog в Telegram: ForkLog FEED - вся лента новостей, ForkLog - самые важные новости и опросы.

Продолжая просматривать Новости Украины (UAZMI), вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь на использование файлов cookie